Москва. Преступное сообщество следователей

0113172010431dpРяд бывших сотрудников ГСУ ГУ МВД по Москве обвиняются в аферах на рынке строящегося жилья на 199 млн рублей

Ряд бывших следователей ГСУ ГУ МВД по Москве закончили знакомиться с материалами уголовного дела. По версии СК РФ, они создали преступную группу,  занимавшуюся аферами на рынке строящегося жилья. Правоохранители вносили в реестр пострадавших (обманутых дольщиков) фиктивных лиц, а потом способствовала тому, чтобы по программе правительства Москвы они получили недвижимость за бюджетные деньги.

Как рассказал «Росбалту» источник в правоохранительных органах, экс-сотрудники ГУ МВД по Москве Сергей Кавун и Евгений Примаков уже на этой неделе подпишут протокол об окончании с ознакомлением с материалами дела. Их бывший руководитель Анжела Амзина планирует это сделать на следующей неделе. После чего обвинительное заключение и тома расследования будут переданы на утверждение в прокуратуру для последующего направления в суд.

Трое бывший следователей обвиняются по статьям УК РФ 210 (организация преступного сообщества) и 159 (мошенничество в особо крупном размере). Амзиной и Примаковой дополнительно инкриминируют статьи УК РФ 290 (получение крупной взятки) и 303 (фальсификация доказательств по уголовному делу). Кавуну добавлены обвинения в незаконном хранение оружия (ст. 222 УК РФ) и наркотиков (ст. 228 УК РФ). По версии СК РФ, экс-сотрудник ГУ МВД по Москве хранил дома патроны, а под окнами его квартиры нашли пакетик с марихуаной. Правоохранители полагают, что Кавун выбросил этот пакетик, когда к нему пришли с обыском. Сам он причастность к наркотикам категорически отрицает.

По версии ГСУ СК по Москве, в 2010—2012 годах году Амзина, являясь сотрудником ГУ МВД по Москве, создала преступную группу, в которую вышли ряд ее подчиненных-следователей, в частности — Сергей Кавун и Евгений Примаков. Все они входили в возглавляемую Амзиной следственную бригаду, которая занималась делом об одной из самых крупных  афер на рынке строящейся недвижимости:  компания «Энергостройкомплект-М» должна была возвести в 11-м микрорайоне Южного Тушино девять жилых домов, потенциальные покупатели квартир перечислили компании более 10 млрд рублей, однако большая часть денег оказалась похищена.  Тысячи обманутых дольщиков вышли на митинги и акции протеста.

Главным фигурантом дела являлся гендиректор «Энергостройкомплект-М» Андрей Кручинин (в 2012 году он был осужден на пять лет тюрьмы). В поле зрения следователей ГСУ ГУ МВД по Москве также попал начальник инвестиционного отдела «ЭСКМ» Дмитрий Двойных. В  2011 году следователи сделали ему весьма заманчивое предложение: он останется фигурировать в деле «Энергостройкомплект-М» в качестве свидетеля, но взамен должен оказать правоохранителям существенную услугу — подделать различные документы о том, что дольщиками «ЭСКМ» являлись несколько десятков человек, которые на самом деле никаких денег за квартиры не вносили. По версии СК,  следователи объяснили Двойных, что признают этих лиц в рамках расследования дела потерпевшими, и они смогут бесплатно получить новые квартиры в рамках программы правительства Москвы по предоставлению гражданам-участникам долевого строительства жилых помещений, находящихся в собственности города.

Как полагают в СК, к афере был подключен и Антон Бордовских, который являлся дебитором «ЭСКМ», знал все нюансы по выделению жилья дольщиками, имел обширные связи в разных эшелонах власти. Пробным фиктивным дольщиком сделали Илью Чижанова. Он без проблем был признан потерпевшим. Потом уже штамповка подобных лжедольщиков была поставлена на поток.

По версии СК, Двойных и Бордовских готовили все необходимые документы от «ЭСКМ» о том, что граждане будто бы заплатили деньги за квартиры в строящихся домах в Южном Тушино, хотя на самом деле никогда этого не делали. Дальше следователи ГСУ ГУ МВД по Москве признавали этих граждан потерпевшими, выдавали соответствующие документы, вносили их фамилии в специальный реестр обманутых дольщиков. Весь этот комплект документов отправлялся в Департамент жилищной политики столицы. Когда оттуда поступали запросы в ГСУ, там моментально отвечали, что эти граждане — потерпевшие, после чего лжедольщики получали новые квартиры от города, а потом продавали их по рыночной стоимости. Выручка делилась между всеми участниками аферы.

Следствием установлено, что соучастниками было похищено 44 квартиры в городе Москве на общую сумму не менее 199 млн рублей.

Данное уголовное дело было возбуждено по материалам ФСБ в ноябре 2014 года. Тогда же телефоны группы бывших и действующих следователей ГСУ ГУ МВД по Москве поставили на прослушивание, а их самих взяли под наблюдение. Сделано это было как нельзя вовремя. Весной 2015 года оперативники зафиксировали переговоры одного из подозреваемых — следователя 10-го отдела Главного следственного управления ГУ МВД по Москве Евгения Примакова — о получении взятки в 18 млн рублей. В момент получения денег, он был задержан.

Позже под стражу были взяты Кавун (потом ему изменили меру пресечения на домашний арест), Бородовских и Чижанов.  Двойных, заключивший сделку со следствием, находится под домашним арестом.

В феврале 2016 года была арестована предполагаемый лидер преступной группы Анжела Амзина.

Автор: Александр Шварев

Напомним. 

Схема с обманутыми дольщиками выглядела следующим образом.

Члены преступной группы находили подставных лиц, на которых оформлялись документы, якобы свидетельствующие о том, что с ними заключались договоры долевого участия в строительстве. Также оформлялись поддельные документы о внесении денег в кассы различных строительных организаций в счет оплаты по этим договорам.

Сами следователи на основании сфабрикованных документов выносили постановления о признании подставных лиц потерпевшими — обманутыми дольщиками — по уголовному делу в отношении генерального директора ЗАО «Энергостройкомплект-М» Кручинина.

Естественно, что крайними во всей этой хитроумной схеме стали ничего не подозревавшие покупатели квартир, в том числе и многодетная семья Пушкаревых.

По доброй традиции, установленной чиновниками ДЖП, исковые требования были заявлены к добросовестным приобретателям, а не к мошенникам. С практической точки зрения это очень разумное решение. Я уже много раз писала о том, что мошенников в крайнем случае можно посадить в тюрьму, но выдрать с них хотя бы копейку не представляется возможным. Не для того они трудились в поте лица, чтобы потом расстаться с драгоценным имуществом. А добросовестные покупатели — это бесправные и парализованные своим несчастьем люди. В юриспруденции ничего не понимают, не у всех даже есть деньги на адвокатов. Вот они, тепленькие дурачки, «ему с три короба наврешь — и делай с ним что хошь».

  * * *

Слушание дела по иску ДГИ об истребовании квартиры Пушкаревых началось в сентябре 2015 года.

Минуточку, иск­-то предъявляли к Иванову. Ну правильно. Пушкаревы, купившие квартиру у Кондратенко, которая приобрела ее у Иванова, обалдели, прочитав исковое заявление, и сами пошли в Кузьминский суд. Если бы они этого не сделали, неизвестно, чем бы все закончилось. Расчет-то был на Иванова, который прекрасно знал, что обманутым дольщиком он не является. С ним, судя по всему, было бы попроще. А пришли не имевшие отношения к афере Пушкаревы. Причем мать семейства, предназначенного на вылет из квартиры, Василина Пушкарева спустя несколько недель после начала слушания родила пятого ребенка, барышню по имени Ульяна.

Но этот пустяк не остановил чиновников. Они продолжали настаивать на изъятии квартиры и выселении Пушкаревых на улицу. Детей выселишь — их потом можно раскидать по детским домам, а новорожденного пристроить в дом ребенка, тут много всяких вариантов. А квартира-то — вот она, живые миллионы рублей, и устоять невозможно.

В суде выяснилась интересная вещь.

До сих пор неизвестно, на основании какого нормативного документа был установлен порядок принятия решений о передаче квартир обманутым дольщикам. А главное — кого именно считать обманутым дольщиком. Получается, что драгоценная московская недвижимость попадала в руки подставных потерпевших, а как это стало возможным — тайна, покрытая мраком.

Из материалов следствия вытекает прямой вывод о том, что статус обманутого дольщика, присвоенного следователями подставному лицу, фактически являлся железобетонной гарантией получения квартиры. Тогда как на самом деле получение этого статуса является лишь началом длительного пути, прохождения многочисленных инстанций, утрясок и согласований, в результате которых в муках должно было появиться положительное решение комиссии по жилищным вопросам и только после этого — распоряжение города о выделении жилья. Мне доводилось бывать на жилищных комиссиях, и забыть это невозможно.

Не поддается никакому объяснению, почему расследование дела о следователях-мошенниках никак не изменило ситуацию в истории Пушкаревых.

Еще до начала слушания по делу Пушкаревых, 8 июня 2015 года, председатель Кузьминского суда С.А.Фадеева направила на имя руководства ГСУ СК по Москве обращение. В нем говорилось, что в суд «обратился ДГИ с исковыми заявлениями об истребовании имущества из чужого незаконного владения на основании сведений, содержащихся в письме от 18 июня 2015 года в адрес мэра Москвы, из которого следует, что по результатам расследования уголовного дела №836125 установлена причастность организованной группы к хищению квартир, расположенных по адресам … (далее идет список из 64 квартир в домах по Рождественской улице, включая квартиру Пушкаревых).

Поскольку исковые заявления приняты Кузьминским районным судом Москвы к производству и должны быть рассмотрены в сроки, предусмотренные… законодательством, прошу предоставить в суд сведения по вышеуказанным квартирам, а именно: постановление о возбуждении уголовного дела, документы, подтверждающие незаконные действия со стороны ответчиков по делу при получении квартир, в качестве кого участники по делу привлечены к уголовному делу, их объяснения, проводились ли какие-либо экспертизы по уголовному делу, если да, прошу предоставить копии экспертиз, а также сведения о том, на каком этапе расследования находится данное уголовное дело».

В тот же день Фадеева направила запросы по квартирам в Росреестр и инженерную службу района Некрасовка.

Прошу прощения: почему-то письма в ГСУ СК, Росреестр и инженерную службу датированы 8 июня 2015 года, а исковые заявления от ДГИ поступили 24 июля 2015 года, т.е. через полтора месяца. А в письме от 8 июня 2015 года в адрес ГСУ СК по Москве председатель Кузьминского суда ссылается на документ от 18 июня 2015 года.

Что бы это значило?

Я, честно говоря, ни разу не слышала, чтобы председатель суда запрашивал сведения по делам, которые не находятся в его производстве. Вот если бы Фадеева, будучи председателем суда, в то же время рассматривала иски ДГИ — тогда другое дело. Но иски ДГИ об истребовании квартир по Рождественской улице Фадеева не рассматривала, а кроме того, 8 июня 2015 и дел-то в Кузьминском суде никаких быть не могло, потому что иски ДГИ, как я уже упоминала, поступили в экспедицию суда только 24 июля 2015 года.

В голову приходит два предположения: либо делопроизводство в Кузьминском суде хромает на все четыре ноги, либо какие-то ясновидящие предвидели поступление исков из ДГИ, а также возможный результат их рассмотрения.

В декабре 2015 года судья Кузьминского суда Е.Т.Соколова вынесла решение об отказе в удовлетворении иска ДГИ к Пушкаревым, Иванову и Кондратенко.

Беспредельное счастье.

Квартиру у многодетной семьи Пушкаревых не отобрали. Значит, есть справедливость на свете?

Но почему же в решении об отказе в иске кроме Пушкаревых упомянуты Иванов и Кондратенко? Пушкаревы-то и в самом деле ни в чем не виноваты. А вопросы к Иванову и Кондратенко остались без ответов. Мы точно знаем, что Иванов не был обманутым дольщиком, а еще мы знаем, что Наталия Викторовна Кондратенко занималась скупкой у «обманутых дольщиков» квартир на Рождественской улице. Как минимум речь идет еще о 6 квартирах. Это следует из материалов гражданских дел, рассмотренных Кузьминским судом в декабре 2015 года.

Добросовестные приобретатели Г.А.Селиверстова, М.В.Куприянова, Ф.Р.Сиротина, Д.В.Дудин, Л.Е.Захарова, А.О.Захарова, Ф.Ф. Хасянова и Г.А.Кафиятуллина, А.И.Чуприков купили свои квартиры в домах на Рождественской улице у бизнесмена С.В.Романова, а тот приобрел их у той самой Кондратенко.

Что же касается господина Иванова, то, как следует из искового заявления ДГИ в Кузьминский суд, он права на получение квартиры не имел. Но ДГИ законность сделки между ДЖП и Ивановым почему-то никогда не оспаривал. Права Иванов не имел, а его сделка с городом — законная?

И распоряжение правительства Москвы о выделении квартиры А.Б.Иванову не отменено.

И про отмену постановления о признании А.Б.Иванова потерпевшим тоже ничего не известно.

При этом ДГИ предъявил иск об изъятии квартиры у Пушкаревых, а Иванова просто немножко огорчили — и все.

И вот никак я не пойму: вроде конец у истории счастливый, но радости почему-то нет. И про справедливость говорить как-то неловко. Разве она такая, вожделенная справедливость? Кривая, косая и хромоногая?

Начнем с того, что есть магическая формула: вновь открывшиеся обстоятельства. Я уже писала о том, что любое судебное решение можно отменить и пересмотреть дело благодаря этим своевременно открывшимся обстоятельствам (см. статью «Страшный суд» в «МК» от 23 июня 2016 года). То есть сегодняшняя победа в суде, как ни страшно это произносить, в будущем может превратиться в беду. ДГИ, потерявший квартиру, после вынесения приговора имеет формальное право повторно инициировать судебный процесс об истребовании квартиры Пушкаревых — и не только их, а владельцев еще, как минимум, 44 честно приобретенных квартир. И цифра эта совсем не окончательная, просто никто не считал этих несчастных, одной ногой попавших в болото.

А вторая беда — это то, что на самом деле никакая это не тайна, и все прекрасно понимают, как в действительности принимались решения о выделении квартир «обманутых дольщиков». Это не я кавычки поставила — так написано в распоряжениях Правительства Москвы. Но только вопрос у меня не к правительству Москвы, а к Следственному комитету, который почему-то сузил круг лиц, причастных к масштабному мошенничеству с государственной собственностью.

  * * *

Трудно жить в перевернутом мире. Хотела написать «невозможно», но мы-то ведь живем. И представить невозможно, что ты приходишь за помощью к следователю, а он и есть преступник, от которого ты ищешь защиты.

Беда в том, что перевернутая конструкция иногда гораздо более устойчива, чем поставленная правильно. Научного объяснения этому парадоксу я не знаю, но точно знаю, что это факт. Может, суть в том, что всякой дрянью гораздо проще заниматься, чем настоящим делом, дрянь и делать легче, и прибыль гарантирована. Сказано же, хорошими делами прославиться нельзя.

И как быть?

Если я напишу «не сдаваться», вы усмехнетесь — и правильно сделаете. Нельзя всю жизнь просидеть в окопе, надо же когда-то и на речку пойти, и за грибами.  Просто не верьте своим глазам. Не ленитесь задавать вопросы. Может, тогда прорвемся?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *