Две России

Одна существует по телевизору, и другая – настоящая

Иногда складывается ощущение, что есть две России. Одна из них – официальная. Если захотите ее увидеть, включите в 21-00 Первый канал, а потом – смотрите и гордитесь. В этой России есть модернизация и нанотехнологии, Олимпиада в Сочи и мост на остров Русский. Там строятся инновационные наукограды, а честные милиционеры ловят тех, кто мешает нам жить, и довольствуются за это почетными грамотами. Но есть Россия другая. Там живут другие люди, и интересы у них тоже другие. Им по барабану Олимпиада, их волнует очередь в детский сад.

Когда первая Россия радуется рекордно низкой инфляции, вторая считает дни до зарплаты и прикидывает, как потом дожить до следующей.

Первая Россия радуется восстановлению Чечни, а вторая – считает, во что ей лично это обходится. Первая Россия гордится Великим Фильмом о Великой Войне, а вторая не понимает, на что же были потрачены бюджетные (читай – народные) деньги.

Когда говорят, что чиновники видят жизнь только из окон своих автомобилей, то не учитывают модернизацию и инновацию. Им давно уже вместо стекол встроили ЖК-дисплеи и транслируют туда радостных трудящихся, которые стоят вдоль дорог, машут руками и держат плакаты «Даешь Сочи-2014!».

И вот едет такой чиновник, любуется видами и думает про себя: «Какой я молодец. Нет, не зря меня народ любит». Еще и ручкой в ответ помашет.
Да уж, догордился…

Несколько фактов из жизни второй России. Факт номер один – 1,7 млн. мест не хватает на сегодня в детских садах. Это по данным официозной «Российской Газеты». Вдумайтесь в эту цифру: 1,7 млн. мам не могут выйти на работу – они теряют квалификацию и не производят полезный для общества продукт. 1,7 млн. пап вынуждены искать дополнительный заработок, чтобы хоть как-то содержать семью. 1,7 млн. малышей лишены нормального развития и общения со сверстниками. Последствия – далекоидущие, выводы – ужасающие.

Факт номер два – без работы в России остаются 8-9% населения, это по данным Росстата. По оценке экспертов Высшей школы экономики фактическая безработица составляет 11-12%.

Знаете, почему в России уменьшается безработица? Потому что через год бесплодных поисков работы гражданина снимают с пособия и вычеркивают из списков нуждающихся в работе. Все. Он уже не безработный. Со статистикой все в порядке, можно выписывать себе премию. И пока вторая Россия думает, чем теперь платить за коммуналку, первая готовит экспедицию на Марс.
Безработица – страшный бич

Факт номер три – в России за 4 месяца 2010 года родилось 572 тыс. человек. Умерло – 679 тыс. Комментариев не требуется – калькуляторы есть у всех.

Факт номер четыре – на грани банкротства стоит волгоградский металлургический завод «Красный Октябрь». Построенный еще при царе-батюшке в 1897 году, затем реконструированный при советской власти, он долгие годы был одним из гигантов советской индустрии. Его доля в производстве высококачественной стали доходила до 12% от общесоюзной. Казалось, что таким гигантам не страшны любые испытания, но оказалось – ничто не вечно. Сначала завод поделили на две части, в каждой из которых работает по 8 тысяч человек, а теперь ввели процедуру наблюдения в обеих половинках – старт банкротству дан. Машиностроения в стране уже нет – очередь за металлургией.

Факт номер пять – в прошлом году Арбитражный суд Удмуртии рассматривал дело о банкротстве ОАО «Ижевский машиностроительный завод» (ОАО «Ижмаш»). Того самого, где производят «калашниковы», а также многое другое вооружение. К счастью, суд дело прекратил, но где гарантия, что оно снова не всплывет через какое-то время?
Заменитель. Хорош для бунта…

Факт номер шесть – Минобороны ведет переговоры о закупках военных кораблей «Мистраль» во Франции, а снайперских винтовок – в Англии. Беспилотные летательные аппараты мы закупаем в Израиле, бронеавтомобили IVECO – в Италии, и это – в условиях, когда свои оборонные заводы сидят без заказов!

Чиновники с умными лицами говорят, что наша военная техника неконкурентоспособна, что она устаревшая и технологически отсталая, что из наших снайперских винтовок трудно попасть и еще труднее их отремонтировать в полевых условиях. Нам говорят, что немецкая броня крепче, а французская экипировка комфортнее.

Возможно, это и так, но, господа, кто, как не вы довели нашу промышленность (и оборонную в том числе) до такого состояния? А не наградить ли вас за такие труды путевкой в исправительно-трудовой лагерь куда-нибудь в районы Крайнего Севера, лет так на 15, для начала?
А что? Это действительно выход…

Иногда закрадывается мыслишка – не то чтобы всерьез, а так, из области фантазий: а что, если наша техника – не хуже? Что, если годы реформ не сломали хребет нашей оборонке, и где-то в ее недрах существуют проектировщики со светлыми головами и рабочие с золотыми руками?

Что, если, вдруг, получат они, наконец, заказ и произведут на свет шедевр конструкторской мысли, от одного вида которого содрогнутся наши потенциальные противники? Не этого ли наши чиновники опасаются? Если так, то одними исправительными работами тут не обойдешься…

 Автор: Сергей Криндач.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *