Как избавиться от культуры бедности

Богатыми людьми можно считать не более 10% населения России, полагают социологи. От 10% до 30% ученые отводят среднему классу. Если истина где-то посередине, и средний класс — это хотя бы четверть россиян, то получается, что более 70% населения  нашей страны составляют бедняки. Можно ли преодолеть бедность или она уже стала неотъемлемой частью российской жизни? Ответ на этот вопрос искали члены экспертного клуба . 

Дать количественное определение бедности, то есть обозначить уровень дохода, при котором человека можно отнести к малоимущим, довольно сложно из-за существования нескольких Россий.  Москва — это отдельный мир, города-миллионники — другой,  моногорода — третий. Средний уровень заработной платы в зависимости от региона колеблется от 20 до 30 тыс. рублей в месяц, в столице — более 40 тыс.

Но бедность зачастую определяется не величиной дохода, а сравнением себя с окружающими, отмечают социологи.  «Люди, которые получают в месяц до 20 тыс. рублей, составляют менее половины населения России. Но при этом бедными себя считает значительно меньшее количество. Они полагают, что зарабатывают средне, «как все», хотя по всем статистическим показателям эти люди живут очень бедно. На эту статистику власть отвечает: «Как же, у нас в каждой семье есть телевизор, холодильник». Да, но вы знаете возраст этих предметов —  им по 40 лет», — отмечает старший научный сотрудник Социологического института РАН Мария Мацкевич.

В постсоветской России, где далеко не все смогли приспособиться к правилам игры рыночной экономики, главным критерием успеха стало считаться именно материальное благосостояние. Кто-то достиг его еще в 1990-е, развив бурную предпринимательскую деятельность, кто-то «отличился» в 2000-е, пригревшись под крылом госкорпораций. «Сейчас в России отсутствует  признание интеллектуальных достижений, постоянно проскальзывает мнение: «Почему мы должны тебя слушать, если ты не смог себя обеспечить?». В лучшем случае ты покупаешь за деньги даже не качество услуг, а минимальный уровень уважения к себе», — говорит Мария Мацкевич.

Вице-президент Ленинградской торгово-промышленной палаты Дмитрий Прокофьев уверен, что деньги значат для россиян нечто большее, чем покупательскую способность. «Культ силы в России важнее культа денег. Богатый воспринимается как сильный, считается, что он может купить себе право на безопасность, на нарушение законов, особые привилегии», — рассуждает экономист.

Неравенство в обществе будет всегда, но оно должно быть обеспечено не принципом «кто сильнее, тот и прав», а экономическими факторами. В идеале количество бедняков постепенно уменьшается за счет укрепления позиций среднего класса. Такой процесс был характерен для развитых западных стран. Сейчас это уже всё в прошлом и для них. «Преодолеть бедность можно, но для этого в обществе должна появиться устойчивая прослойка собственников, которые не боятся того, что завтра они окажутся без работы, которые могут спокойно получать образование, не опасаясь, что им будет нечего есть. Первое, с чего нужно начинать, если мы хотим преодолеть нищету, — это  независимая судебная  система, соблюдение законов», — отмечает  Дмитрий Прокофьев.

Но укрепление позиций среднего класса у нас не происходит  вообще. Получается, что авторитарную власть вполне устраивает бедный народ, больше всего уважающий силу в виде денег, которых у него все равно нет. Они есть только «в телевизоре» — в сериалах про богатую жизнь, которые так любят смотреть россиянки.

«Сегодняшний зыбкий уровень благосостояния определяется исключительно ценой на нефть, любые колебания могут привести к тому, что экономическое равновесие будет стремительно нарушено. Экономика стоит в болоте: двигатель ревет, колеса крутятся, но роста нет. Народ тоже находится в подвешенным состоянии: и не скатывается в нищету, и нет драйва, чтобы изменить что-то. Такое население — опора власти, управлять им легче», — полагает экономист Дмитрий Прокофьев.

«Отсутствие драйва» психологи называют «культурой бедности». Зачатки этого явления можно увидеть еще в СССР, на страницах журнала «Работница», публиковавшего советы о том, что можно сделать из старых женских колготок. Однако тогда подобное мировоззрение не было всеобъемлющим, а сейчас мы стоим перед угрозой формирования состояния, в которое могут погрузиться не только отдельные группы людей, но целые регионы.

«Формируется определенная система ценностей, которая не позволяет преодолеть бедность и продвинуться в какие-то другие страты общественной жизни. Культуру бедности можно охарактеризовать как социальную депрессию. У определенных групп людей складывает представление, что они не в силах справиться с этим сложным миром, что-то изменить. Развивается социальная апатия, безразличие к собственным возможностям», — объясняет кандидат психологических наук Татьяна Чеснокова. Проблема подхода к бедности как к культуре или субкультуре заключается в том, что люди ее воспроизводят, объясняет эксперт. Так, дети воспитываются малоимущими родителями в рамках установок, предполагающих, что они тоже будут жить в бедности. Получается , что наше общество скатывается в так называемое «новое средневековье».

Причину распространения культуры бедности Татьяна Чеснокова видит в игнорировании властью культурных кодов, присущих российскому обществу. «У бедности в России есть мировоззренческие истоки. Во-первых, православный взгляд: бедные угодны богу. Во-вторых, большевистская установка, в рамках которой богатство рассматривается как результат хитрости и безжалостности, но не трудолюбия и усердия, а бедность считается результатом мечтательности, неумения обманывать, но не лености и неорганизованности.

В России — стране с крестьянским сознанием — процветает убеждение, что сумма богатства не увеличивается, а перераспределяется, хотя в западных странах понимают, что человек, занимающийся предпринимательством, увеличивает богатство страны», — рассуждает психолог.

Казалось бы, пока это всего лишь гипотезы и предположения. Однако российская молодежь уже находится в растерянности, вызванной разочарованностью от неоправданных карьерных ожиданий. К таким выводам пришла группа социологов под руководством главы Центра изучения элит в Институте социологии РАН Ольги Крыштановской, в апреле обнародовавшая выводы масштабного исследования молодежи из 26 городов России. Исследователи отметили, что молодые специалисты отличаются высокими амбициями, но не могут найти себе применения в существующей системе, не видят социальных лифтов, что и приводит к масштабным фрустрациям. Думается, что подобные настроения как раз служат предвестниками закрепления культуры бедности.

Тем временем все ключевые решения в стране принимаются в Москве, причем людьми, не имеющими понятия о том, как живет остальная Россия, о том, например, что врач поликлиники маленького городка получает 5 тыс. рублей. Эксперты говорят, что разрыв между бедными и богатыми в России не меньше, чем в Латинской Америке или Африке. И с каждым годом он увеличивается. Однако чиновники постоянно рапортуют о повышении средней зарплаты врачей, учителей, работников бюджетной сферы, да и всех вообще. А сотни тысяч людей смотрят в свои зарплатные ведомости и задаются риторическим вопросом: почему они получают меньше, чем тот средний класс, к которому всю жизнь себя причисляли?

Автор : Софья Мохова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *