Казань. Как получаются обманутые дольщики и кто в этом виноват? (продолжение)

12

Часть 8. Как «Тимер Банк» и Аитов утонули в судебных войнах (Продолжение, начало тут).

Новые владельцы «БТА-Казань», чтобы залатать дыры, решили выжать из его активов все возможное и не возможное. Никакие прежние договоренности с Аитовым в расчет не шли. Более того, новые владельцы поставили их в вину действовавшему на тот момент председателю правления Руслану Алимову и добились возбуждения в отношении него уголовного дела и его ареста. Интересно, что бывший шеф Алимова и прежний совладелец банка Мударис Идрисов, при котором в практику банка и вошли «схематозные» отношения с проблемными застройщиками, из-под удара ушел.

А дальше началось выбивание долгов из всех подряд, включая Аитова. Ему предъявили все 542 млн рублей долгов. Из них 280 млн рублей приходится на основной долг, а остальное — это пени, неустойки и проценты (212,5 млн — проценты за пользование кредитом, 28,5 млн руб. — неустойка на сумму основного долга, 21 611 142, 81 руб. — неустойка на сумму процентов за пользование кредитом). http://realnoevremya.ru/today/33813 Новое руководство банка отказалась признавать договор о переуступке долга ООО «Омега-Арт» и обратилась с иском в Арбитражный суд РТ, который отказался удовлетворять требования истца. Проиграв также в апелляционной инстанции, банк все-таки сумел добиться в кассационной инстанции Арбитражного суда Поволжского округа возвращения дела на новое рассмотрение в Арбитражный суд РТ.

«Маг-Строй» в свою очередь подал иски к банковским прокладкам «Ресейлеру» и «Новатору-71» за то, что те не направляли средства на финансирование строек. Параллельно у «Маг-Строя» сменился владелец, а в компании начался процесс реорганизации с выделением нового юридического лица.

Банк, в параллельно подал иск на банкротство «Маг-Строя», правда, в 2014 году до банкротства дело не дошло. Минстрой РТ потребовал от банка и Аитова как можно быстрее сдать дом дольщикам и уж потом выяснять отношения. После разбирательства в минстрое, банк договорился с Аитовым о достройке двух последних башен в «Миллениум сити»: расходы по строительству первого блока брал на себя гендиректор «Свея» Рашид Аитов, финансирование второго обеспечивал «БТА-Казань», который к тому моменту уже поменял вывеску на «Тимер Банк». Банк выделил транш в 51 млн рублей на достраивание подконтрольного ему блока, работы осуществляла подрядная организация.

В 2015 году судебные войны продолжились с новой силой. Арбитражи были завалены встречными исками с участием банка, «Маг-Строя», самого Аитова, фирм-прокладок, и вообще сторонних компаний. И в этой войне, судя по всему, верх к 2016 году начал одерживать верх.

Весной 2016 года «Тимер Банк» снова активизировал свои действия в отношении банкротства «Маг-Строя», параллельно подав иск на личное банкротство Рашида Аитова. Но если с личным банкротством Аитова, который с ноября прошлого года находится за решеткой по обвинению в мошенничестве, ничего пока не получилось, то иск в отношении «Маг-Строя» суд удовлетворил. В сентябре этого года было начато конкурсное производство. Ранее, в июне 2016 года на банкротство пошел и ООО «Ресейлер», а за ним и ООО «Новатор-71».

Сам Аитов оказался за решеткой по обвинению в мошенничестве. «Конечно, он поступал нечестно, и суд должен разобраться во всех его делах, но Аитова посадили за 5 минут до сдачи дома. Из-за банкротства «Маг-Строя» и его ареста работы на доме встали», — возмущена дольщица Эльвира.

13-750x480

Часть 9. Как банк решил заработать на одних и тех же «квадратах» в третий раз

История проблемных застройщиков еще со времен «Защиты» показывает, что обычно на их банкротство идут в самую последнюю очередь. Власти республики стараются выжать из недобросовестных компаний по максимуму, а в идеале достроить дом всеми правдами и не правдами. Объясняется такое терпение просто: банкротство застройщика обычно серьезно отодвигает срок строительства не только на время процедуры, но и на «послебанкротные» организационные моменты. И даже после этого достройка дома не гарантирована.

Однако «Тимер Банк» настойчиво требовал банкротства «Маг-Строя», который до проблем самого банка хорошо ли, плохо ли, но строил дома. Точно также банк начал действовать и в отношении еще одного проблемного застройщика – группы «ФОН» Анатолия Ливады. Юристы «Тимер Банка» добились начала процедуры банкротства ООО «Фон-Ривьера», которое должно кредитной организации 93 млн рублей. Конкретно эта фирма Ливады занималась постройкой ЖК «Яшьлек» в Набережных Челнах (несколько квартир находится в залоге у банка) и ЖК «Симфония» в Казани.

Интерес «Тимер Банка» очевиден – получение максимально возможного профита от своих неликвидных активов для затыкания собственных же дыр. Но банк вознамерился забрать не только залоги, и оставшиеся активы компаний.

В его прицеле оказались тысячи квадратных метров нежилой недвижимости. В ЖК «Миллениум Сити» их 3,7 тысячи квадратных метров. Самое забавное в том, что часть из них банк ранее уже продал через «Ресейлер», да еще и дополнительно заработал на кредитах по этим сделкам. Сейчас банк требует включить все эти площади в общую конкурсную массу, в те активы, которые должны быть распроданы на торгах, а средства от которых должны пойти на погашение долгов «Маг-Строя». Владельцы же этой недвижимости могут остаться ни с чем, оказавшись жертвами «интеллектуального рейдерства». Купленную ими недвижимость отнимут у них без силового захвата и махинаций, а на вполне законных основаниях. Банк же заработает в третий раз на одних и тех же метрах.

14-750x563

В основе схемы лежит несовершенство нашего жилищного и банкротного законодательства. Дело в том, что на строящиеся объекты у дольщиков нет прав собственности до сдачи их в эксплуатацию. Однако закон о банкротстве (ФЗ-127) особо защищает дольщиков, которые купили жилые помещения. Во-первых, за ними сохраняется право на их квартиры. Во-вторых, согласно статье 201.9, в очередности удовлетворения требований они ставятся на третье место после граждан, перед которыми банкрот несет ответственность за причинение вреда здоровью, и работников банкрота. Все другие же кредиторы попадают лишь в четвертую очередь.

После банкротства застройщика его права на объект незавершенного строительства и земельный участок передаются создаваемому дольщиками жилищно-строительному кооперативу, в который и попадают потенциальные жильцы. Этот кооператив должен заниматься достройкой дома. То есть у владельцев-жилых помещений есть шансы на получение квартир в будущем, если, конечно, дом удастся достроить. Что в новой экономической реальности, которая, как говорят эксперты, будет длиться минимум 15 — 20 лет, видится делом совершенно фантастическим.

На тех же, кто купил в строящемся доме нежилые помещения, эти даже эти «льготы» не распространяются. Права на помещения за ними также не зафиксированы. Но в отличие от владельцев жилой недвижимости, они могут требовать только денежную компенсацию от застройщика-банкрота. При этом они попадают в лишь общую четвертую очередь, наравне с тем же «Тимер Банком», субподрядчиками и прочими кредиторами.

— Я вообще совершенно случайно узнала об этой ситуации, прочитав в газете статью. Я всю жизнь думала, что закон долевого участия строительства защищает нас, как других дольщиков. Оказывается, нет. Для меня это было совершенным открытием, — вспоминает Эльвира… Правда в данном контексте слово защищает, звучит, скорее, как насмешка или даже форменное издевательство.

15

Часть 11. Законодатели не хотят идти на помощь дольщикам-предпринимателям

Аналогичная ситуация возникала не только в Казани. В итоге в 2015 году по инициативе группы сенаторов в Госдуму был даже внесен законопроект, призванный ввести в вышеупомянутый параграф №7 закона о банкротстве понятие «нежилое помещение». Однако документ получил отрицательное заключение профильного комитета и правительства РФ. Одним из главных аргументов стало то, что внимательное отношение к покупателям квартир связано с «особой заботой государства о реализации гарантированного Конституцией права на жилище». Также такая защита связана с тем, что они непрофессиональные инвесторы. Правда они не являются и профессиональными строителями, тем не менее, государство не желает нести за них никакой ответственности и предлагает им заняться достройкой самостоятельно. Те же, кто покупает нежилые помещения, должны, по логике законодателей, нести коммерческие риски наравне со всеми остальными инвесторами, включая банки. В итоге Госдума законопроект отклонила.

Логика понятна, однако она не учитывает жизненную практику, когда зачастую крошечные нежилые помещения у предпринимателей – их единственный актив, ради которого они нередко жертвуют своим жильем. В то же время, среди дольщиков жилых площадей есть как действительно те, кому негде жить, так и профессиональные инвесторы, вложившиеся в относительно дешевые квартиры для будущей продажи по рыночной стоимости после введения дома в эксплуатацию.

16

Часть 12. Что получит «Тимер Банк» в ходе «интеллектуального рейдерства»?

Согласно отчету временного управляющего, общая сумма требований кредиторов, включенных в реестр, составила 691,8 млн руб, из которых, напомним, 542 млн должны отойти «Тимер Банку».

Что имеется в активах «Маг-Строя», пока доподлинно неизвестно. По заверениям банка, никаких активов у компании нет. Рассчитывать на имущество самого Рашида Аитова вряд ли приходится. Во-первых, личное банкротство экс-владельца «Маг-Строя» еще не начато. Во-вторых, его имущество уже арестовано по делам о мошенничестве. Более того, следователи забрали даже имущество его гражданской жены. Работали бы так наши правоохранители, защищая права простых обманутых дольщиков. Они в отличие от банка, как показывает опыт, никаких денег на достройку не получают, следствие даже не занимается поисками выведенных со стройки средств.

Однако, напомним, по кредитным договорам «Маг-Строя», кроме собственного поручительства Аитов, предоставлял в качестве залогов вполне ликвидные активы, которые он попытался вывести на кануне краха банка: строительную база в Казани, пансионат в Верхнеуслонском районе и кирпичный завод в Канаше. Судьба их в суде пока не решена. Из активов самого «Маг-Строя» доподлинно известно лишь о наличии уставного капитала в 2,5 млн рублей.

Нехватку денег «Тимер Банк» планирует возместить за счет нежилых площадей. В доме, согласно декларации, 3,7 тыс. кв. м отведенны под офисы и магазины. Даже при расчете на старые цены в 70 тыс. руб за квадратный метр, стоимость этого актива составит 260 млн рублей. Эта сумма покрывает 2/5 от общей суммы требований. Сколько останется после выплат первым двум очередям кредиторов – неизвестно, но дальше в передел вступят дольщики жилых помещений, которые в дополнение к ожидаемым квартирам также подали на денежную компенсацию за потерянные годы ожидания.

Чисто теоретически дольщики нежилых помещений должны будут делить остатки следующими в общей четвертой очереди с банком. Хватит ли к этому моменту денег – неизвестно. Но даже если очередь в получении компенсации и дойдет до дольщиков-предпринимателей, то эти суммы все равно они получат их далеко не полностью, да нынешняя реальная стоимость помещений гораздо выше.

17

Часть 13. 13 предпринимателей и Курбан Бердыев

В сущности, о желании получить свои приобретенные площади, а не возврат денег, пока заявили лишь 13 человек, которым в общей сложности принадлежит только 650 кв.м нежилой части второй половины ЖК «Миллениум сити». Известно, что еще 1000 квадратных метров принадлежит Курбану Бердыеву, экс-тренеру казанского «Рубина». Однако о своих претензиях на эти площади вип-дольщик пока никак не заявил.

«Тимер Банк» в свое время получил 250 кв метров, хотя сейчас представители банка в общении с дольщиками заявляют о 6 тыс кв.метров (при 3,7 тыс., указанных в проектной декларации) по всему комплексу, включая некий третий нежилой блок. Правда, документально никто не подтвердил ни их наличие, ни какие бы то ни было доказательства претензий банка на них.

Известно, что до проблем банка больше половины нежилых помещений принадлежало самому «Маг-Строю». Частью из них он успел расплатиться со своими субподрядчиками. Однако пока никто из них себя никак не проявил. Сколько в итоге площадей оставалось у самого «Маг-Строя» доподлинно неизвестно.

18-768x554

Часть 14. Позиция банка: «Мы такие же дольщики»

На первый взгляд, с 13 дольщиками можно было бы и договориться, прийти к какому-то компромиссу. Но банк, уверяет, что сам пострадал больше остальных. «Банк является таким же дольщиком ООО «Маг-Строй», как и частные лица. Мы так же ждем завершения строительства жилого комплекса в квартале 68», — заявил газете «Реальное время» представитель банка Денис Валеев. Общаясь с дольщиками, банкиры сетуют на то, что вообще попали на 2,8 млрд рублей (хотя в деле о банкротстве значатся претензии только на 542 млн рублей). Эта сумма удивительным образом бьется с плановой выручкой от строительства двух ЖК, которую заявлял «Маг-Строй» при начале работ. Напомним, она покрывала не только долги строительной компании, но и кредиты, которые банк давал своим фирмам-прокладкам, а также включала неплохую прибыль.

Свою официальную позицию банк прикрывает формулировками в законе. По словам его представителей, покупатели нежилой недвижимости являются такими же профессиональными инвесторами, как сам банк, и, заключая договор с «Маг-Строем», они должны были оценивать риски. Сравнение простых ИП-эшников с большим банком, имеющим службу безопасности, рисковиков и целый штат юристов, выглядит мягко говоря, странным. Как обычный предприниматель мог оценивать риски, если даже сам банк при наличии стольких служб не смог оценить опасность работы с Аитовым, уже показавшим себя в деле «Свея»?

Продолжение будет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *