Кто успешен в России.

В  конце двадцатого века, с началом периода перестройки, произошло настолько радикальное изменение в социально экономической структуре российского общества, что можно говорить о кардинальном изменении направления его развития. Такие резкие изменения за столь короткий период вряд ли возможно объяснить «естественной логикой исторического развития» Соответственно возникает вопрос, какие причины за этим стоят  и какие результаты мы будем иметь в будущем.

В конце прошлого века в странах так называемой «развитой западной демократии» произошло формирование идеологии постиндустриального общества. Этот термин впервые озвучил в 1959 году профессор Гарвардского университета Д.Белл.  Он понимал под этим общество, в котором индустриальный сектор теряет ведущую роль вследствие возрастающей технологизации, а основной производительной и движущей силой становится наука. В дальнейшем наблюдалась устойчивая тенденция замены понятия «науки» сферой информационных  услуг и технологий.

Возникла теория о трех этапах развития общества. По которой  доиндустриальное общество базируется на взаимодействии человека с природой, индустриальное — на взаимодействии человека с преобразованной им природой, а постиндустриальное общество — на взаимодействии между людьми. Как это следует понимать? Ведь в данном случае под природой надо подразумевать не деревца и речушки, а окружающую нас действительность. То есть связь с реальностью становится неким пережитком и исключается из интересов «передовых» стран.

На первый взгляд — это совершенно вольная интерпретация того, что было исходно вложено в это понятие идеологами постиндустриального развития. Но так ли это? Многие факты, с моей точки зрения, говорят о допустимости именно такого вывода. Многие уродливые черты, приобретённые нашей страной за пару последних десятилетий,  имеют свои корни именно в этом.

   Набросаем основные штрихи развития нашего общества.

Произошло кардинальное смещение оценки полезности для общества различных сфер человеческой деятельности. Это довольно легко определить, так как мерилом является  оплата.  В данном случае под «оплатой» я понимаю то количество благ в их различном выражении, которые получает каждый из членов общества в обмен на свой труд. Причём тут нет особой разницы; получает ли человек зарплату, занимается бизнесом или каким либо иным способом получает деньги.  Если человек имеет определённую сумму материальных благ, значит общество, в той или иной форме, согласно с этим, и соответственно так оценивает его полезность. Соответственно, для ответа на поставленный вопрос, надо посмотреть, кто теперь оказался наиболее ценным человеком для выстроенной «прорабами» перестройки системы.

Следует выделить наиболее состоятельную часть (несколько процентов), средний класс и бедную часть. Для любителей поговорить о всеобщем благоденствии в странах «развитой западной демократии» сразу отмечу, что там  беднейшая часть вынесена за пределы метрополии, откуда и возникает проблема бедных стран и, как следствие, проблемы нелегальной миграции. То есть правящая верхушка (состоятельная часть общества, «элита» – название не принципиально) платит некий вид отступных своим согражданам за свою спокойную жизнь в этой стране.

В России нечто подобное наблюдается между Москвой и «глубинкой».  Не случайно возникла присказка, что Москва — это не Россия, а отдельное государство. Поэтому и проблемы, с которыми сталкивается Москва, в части нежелательной миграции, чем-то похожи на проблемы Западных стран. Разница в том, что там правящая верхушка  дала подачку всем гражданам своей страны, а наша «элита» не поняла необходимости «делиться», как говорил один из наших бывших министров финансов,  и вопрос возникновения так называемого «среднего класса» в масштабе всей России повис в воздухе. 

Я не случайно объединил понятия правящей верхушки и богатейшей части населения. Лично у меня не вызывает сомнения легкость конвертирования одного в другое (и не только на нашей Родине). Так что же на данный момент мы имеем в России?

 Не думаю, что у кого-либо вызовет сомнение, что главная задача, создание класса богатых, а точнее сверхбогатых людей, сформулированная в своё время господином Гайдаром и его единомышленниками, выполнена и перевыполнена.  Так что сторонники этой идеи могут удовлетворённо потирать руки. Если у кого-нибудь это утверждение вызывает сомнения, могу только порекомендовать посмотреть списки наших сограждан (или теперь уже бывших сограждан) в  рейтингах богатейших людей мира, и ответ станет очевиден. По многим оценкам Россия занимает второе место в Мире по количеству сверхбогатых людей. И это при учёте того, что часть наших миллиардеров, не может в открытую заявить о своем состоянии,  по причине своего служебного положения.

То есть 1-2 % наших «сограждан», сосредоточившие в своих руках, по различным оценкам, до 90% доходов страны теперь могут позволить себе практически всё — от личных самолётов с золотым унитазом – до яхты с системой ПВО. (Видимо, на тот случай, если за всё «хорошее» сделанное для Родины, все-таки придётся когда-нибудь платить.)  Вопрос о том, как в нашей стране буквально за несколько лет возникли эти несколько процентов, войдя в первые строчки рейтингов богатейших людей мира, можно считать темой отдельного разговора. Хотя любому человеку с головой, не до конца промытой сериалами о честных, умных, порядочных и трудолюбивых олигархах, штампуемых нашим телевиденьем, думаю всё и так понятно.  Ведь даже на Западе, перед которым так преклоняются наши либералы,  говорят, что в основе любого крупного состояния лежит преступление. А ведь там процесс создания крупных состояний шёл много десятков или сотен  лет.  Наши «гении бизнеса» смогли сделать это на порядок быстрее. Так что можно предположить, что в ту же степень возведено и то, что лежит в основании этих состояний.  Среди богатейших людей нашей страны я не вижу практически никого,  кто организовал бы какое либо новое производство, развил и внедрил новую идею или что-либо тому подобное. Это в основном люди, оказавшиеся в нужный момент в нужном месте, чтобы назвать своим то, что плохо лежало, и не имевшие моральных противоречий с этим шагом.  Единственное что нельзя у них отнять, это готовность к любым действиям, чтобы удержать нажитое «непосильным» трудом в руках. Первую скрипку среди них играют те, кто наложил руки на природные ресурсы, крупные производства, созданные  в период так называемого «неэффективного социалистического хозяйства».  В отличие от Запада я не знаю у нас людей аналогичных Генри Форду, создавшего производство с нуля.

Впрочем, ничего нового не произошло.  В Русской истории уже был период аналогичный Гайдаровской идее «создания эффективного собственника».  М.Е.Салтыков-Щедрин тогда писал: «В последнее время рус­ское общество выделило из себя нечто на манер буржуазии, то есть новый культурный слой, состоящий из кабатчиков, процент­щиков, банковских дельцов и прочих казнокрадов и мироедов. В ко­роткий срок эта праздношатающаяся тля успела опутать все наши Палестины: в каждом углу она сосет, точит, разоряет и, вдобавок, нахальничает… Это совсем не тот буржуа, которому удалось не­слыханным трудолюбием и пристальным изучением профессии (хотя и не без участия кровопивства) завоевать себе положение в обществе; это просто праздный, невежественный и притом лени­вый забулдыга, которому, благодаря слепой случайности, удалось уйти от каторги и затем слопать кишащие вокруг него массы «рохлей», «ротозеев» и «дураков».

 Логическим итогом того периода были события 1917 года. Но некоторые учатся только на своих ошибках.  

Вернёмся к нашему времени и так часто употребляемому нашими политиками термину «средний класс». В его создании они видят решение всех наших проблем (в действительности, гарантию некой собственной безопасности).

 Определённая прослойка людей, живущих явно выше уровня бедности, определённо появилась.  В основном она сосредоточена  в Москве и некоторых других центрах «перераспределения» финансовых потоков от вывоза ресурсов страны.   Именно их можно отнести к «среднему классу» по уровню материального достатка.

К верхней границе этой группы я отношу людей, которые могут позволить себе купить дорогой автомобиль каждому домочадцу, построить коттедж,  нанять прислугу и отправить детей учиться в престижную школу или университет за границей, слетать на воскресный шопинг в Париж и тому подобные приятные мелочи. Нижней границей этого класса можно считать всех тех, кому не приходится судорожно считать деньги у прилавка магазина, прикидывая, что из продуктов можно себе позволить.  Им по силам  позволить себе один и ли два раза в год съездить за границу, купить в кредит новенькую дешевую иномарку, оплатить элементарное медицинское обслуживание (если конечно не потребовалось что-либо серьёзное).  Диапазон довольно широкий и  явно неоднородный, что в дальнейшем делает неизбежным расслоение этой группы. Но на данный момент именно они как раз и является тем средним классом, на который ориентируются средства массовой информации, социологические службы, да и сами представители верхушки или, как они сами скромно себя называют, «элиты».

То есть, какое-то подобие обратной связи у так называемой «элиты» нашего общества существует только с этой довольно неоднородной социальной группой. Подавляющая часть населения нашей страны для власти просто не существует, и её не будут замечать ровно до тех пор, пока она  совершенно не выйдет из под контроля.

Может, в этом нет ничего страшного? Остальная часть населения, хоть и составляет большинство населения страны, маргинальна и на неё не стоит обращать внимание? Для ответа на этот вопрос надо понять, кто же попадает в этот «средний класс», и в какой степени он может являться референтной группой для построения вектора развития всего общества в целом.  Я далек от мысли что наша «элита» умышленно пытается загнать ситуацию в тупик, чтобы в той или иной форме получить повторение событий  начала прошлого века. Скорее, речь идёт о элементарной безграмотности в сфере социальных отношений и полном отсутствии способности к рефлексии, что хоть в какой то мере, могло компенсировать первое.

Самым простым и естественным способом определить систему и пропорции распределения «благ», это изучить данные статистики  – и всё понятно. К сожалению, всё не так просто в мире, а в нашей стране и подавно. В  эти рамки никак не вписываются люди с мизерными  доходами, на грани или ниже  уровня бедности (по мнению статистики), но в то же время легко могущие себе позволить неплохой особняк, очень дорогую машину последней модели и прочие атрибуты «красивой»  жизни. Впрочем, так же не вписывается в статистическую «картинку», и куда более многочисленное количество людей живущих выше уровня бедности, но судорожно считающих деньги на кусок дешёвой колбасы, сделанной непонятно из чего. Так что в дальнейшем я буду вынужден говорить только о своём мнении, так как данные официальной и так называемой «независимой» статистики, лично у меня вызывают много вопросов и мало доверия.

 На мой взгляд, основу «среднего класса», во всяком случае, в количественном выражении, Составили люди обслуживающие новорожденную «аристократию».  Это те, кто обслуживает их в жизненно-бытовых планах (юристы, рестораторы, галерейщики, визажисты, парикмахеры, модельеры, имиджмейкеры, PR –технологи и прочее, прочее).  Лично я объединяю их под искусственно расширенным в понимании словом – менеджер.  Я не говорю, что люди, работающие в «обслуживающей» цепочке не могут быть достойны уважения. Просто в чем-то их  полезность является производной величиной от полезности для страны тех, кого они обслуживают. Если узкая прослойка богатейших людей не приносит  Стране пользы, то и вся цепочка обслуживающая их, становится столь же бесполезна. Так работа имиджмейкера, может заключаться в том, чтобы люди в очередной раз проголосовал за жулика, который и дальше будет делать деньги на их горе. Аналогичную цепочку можно построить для всех «обслуживающих» профессий.

Также это те, кто работает в цепочке перекачки ресурсов недр России за границу или работает  в обслуживании этой цепочки. Это не только те, кто физически обслуживает нефте-газовую трубу, а огромная армия менеджеров и прочей офисной публики, размножившейся за последние 20 лет как раковая опухоль.

К сожалению, других успешных проектов, помимо перекачки ресурсов, я не знаю. Высокотехнологичные наработки Советского периода постепенно заканчиваются, соответственно, постепенно сворачивают свою деятельность организации, занимавшиеся их перепродажей на Запад.  Бывшее ранее  одним из передовых в мире авиастроение, практически загроблено. Последняя попытка, собрать в одну группу известные авиастроительные конструкторские бюро Советского периода, — жалка как по идее (среднемагистральный самолёт для вторичных стран), так и убога в части исполнения.  Российским самолётом его можно считать только условно, слишком велика доля импортных комплектующих.  Да и название «Super JET» к России имеет уже мало отношения. Чуть дольше продлится агония космической отрасли – пока  американцам нужны наши Союзы и Прогрессы. Но ничто не бывает вечным. Попользовавшись, необходимое время, этим «трофеем» эта сфера деятельности на территории «великого сырьевого придатка» будет свёрнута. Кстати для обслуживания этих постепенно загибающихся «высокотехнологичных» проектов нужны не Учёные с большой буквы, а менеджеры с некими элементами технического образования. Де факто, способным и творчески активным в научно-техническом плане людям было доходчиво объяснено, где надо служить высоким идеалам науки,  что истинная наука экстерриториальна, и не имеет национальной привязки. Теперь всё идет правильно, и  кто хочет заниматься наукой,  двигаются в направлении зарубежных научных центров. Нам же остаётся никчемный балласт особо никому ненужных «успешных менеджеров».

Но вернёмся к «среднему классу».   В какую группу по уровню достатка, например, попадает врач? Какой врач «в цене» и выигрывает гонку «конкурентоспособности», в системе ценностей выстраиваемой идеологами свободного рынка? Можно ли оценить средний уровень доходов врача?  На первый взгляд элементарно просто. Во-первых, стандартные данные статистики  по среднему уровню зарплаты специалиста определённого профиля в зависимости от региона. Во-вторых, средний уровень «оплаты» от внеплановых или, иначе говоря, «левых пациентов. И вроде всё понятно. На самом деле всё значимо сложнее. Врач может быть Врачом с большой буквы, создавать новые гениальные методы лечения, спасающие людей, но при этом не быть, как теперь говорят, коммерсантом и получать жалкие копейки за свой труд. Ведь он просто работает за зарплату, не вымогая в той или иной форме денег со своих пациентов, за выполнение своих прямых обязанностей. Да его, возможно, «отблагодарят» только это будет совсем не та сумма, которую получит врач, выбирающий своих клиентов по уровню достатка и чётко формулирующий, что почём. То есть если врач действительно Врач,  а не врач-коммерсант,  или врач-обслуга «элиты», то он почти автоматически попадает в число людей живущих на грани бедности или ниже её (в зависимости от региона). То есть почти все врачи оказываются в обстоятельствах вынуждающих их балансировать между необходимостью заработать деньги, чтобы прокормить семью, и клятвой Гиппократа обязывающей его оказать помощь каждому страждущему. Основная масса, я надеюсь, пока удерживается на этой грани, хотя это и идёт в ущерб их «конкурентоспособности», так превозносимой нашими либералами.  Но во многом это задел старой советской системы с её мировосприятием. Что будет дальше – большой вопрос.

Я привёл в пример врача не в силу его особенности, а именно в смысле его типичности, для построенного у нас общества.  То же самое можно сказать и о  других прекрасных профессиях, определяющих будущее страны. Это относится и к учителям,  людям науки и творчества, к учёным. Да практически к любой профессии, которую я выделяю как особо значимые, задающие  вектор развития нашего общества. Вопрос твоей «конкурентоспособности» в обществе, построенном либерал-реформаторами, в действительности не вопрос твоего профессионального уровня и работоспособности, а во многом  вопрос того от каких морально-этических норм ты готов отказаться для достижения успеха. Моральность, порядочность, совестливость – стали факторами, снижающими конкурентоспособность человека в материальном плане. Эти черты и в доперестроечный период не помогали делать карьеру, но теперь они стали пудовыми гирями в гонке «конкурентоспособности».

  То есть, в так называемый «средний класс», попадают либо те, кто обслуживает интересы узкой прослойки сверхбогатых людей, либо те, кто использует любую возможность «выжать» из беднейшей части населения то, что у них ещё осталось. Я не случайно использую слово «выжать». Когда и человек и так балансирует на грани бедности, получить с него ещё больше можно только таким путём.  Не случайно, поэтому наиболее быстро дорожают продукты первой необходимости – еда, лекарства, коммунальные платежи.

 Не знаю, как совмещается в головах нашей «элиты» демагогия о построении социального государства,  ежедневные призывы к повышению рождаемости  и почти регулярные передачи о том, что в том или ином месте нашей страны ребёнок находится при смерти, но его можно спасти, если собрать деньги на операцию или лечение. Мне как то становятся непонятна статья конституции, где говорится, что каждый гражданин имеет право на бесплатную медицинскую помощь.  А ведь конституция у нас вроде как является законом прямого действия обязательным для всех к исполнению[i]. Олимпийское спокойствие хранит по этому поводу и «гарант конституции».  Выработана блестящая  система, когда человеку не отказывают напрямую в медицинской помощи, а ставят его в очередь на несколько месяцев. Угадайте, как поступит больной человек, когда ему говорят, что его очередь на лечение подойдёт ещё не скоро, но он, конечно, может сделать всё и сейчас, но в платном порядке.  Как говорится, дорого яичко к Христову Дню…

Особо занятное положение в части повышения «конкурентоспособности»  сложилось у творческой интеллигенции. Власть очень хорошо поняла,  что самым верным псом будет не тот, кто посажен на крепкую цепь, а тот, кто служит от души, за вкусную подачку.  Человек, у которого доход не соизмерим с основной массой его сограждан, вряд ли сможет понять, о чём собственно те говорят и чем недовольны, даже напрямую общаясь с ними.  Для меня особо наглядны в этом плане диалоги ведущих радиостанции «Эхо Москвы».  Их разговоры со слушателями иногда приобретают гротескные формы общения слепого с глухим. Живя в своём благополучном виртуальном мирке офисов, кафе, ресторанов, ночных клубов они действительно не могут понять, о чём говорят с ними эти «странные» люди – их сограждане. А ведь аудитория данной радиостанции с «либеральными» ценностями довольно специфична и максимально ориентирована на западно-либеральные ценности. К сожалению, радиостанций аналитического плана с принципиально иной (пророссийской) направленностью на нашем радио нет. Последнее время появились станции проправительственного направления. Но я далеко не уверен, что интересы правительства всегда совпадают с интересами граждан России.

Такая же оторванность от реальности бросается при просмотре очередных «шедевров» нашего кино, созданного уже наследственно гениальной плеядой режиссеров и актёров.  Я сразу хочу уточнить, что имею в виду только кино первого плана (много рекламы, широкий прокат, большой бюджет).  К сожалению именно оно имеет максимальное воздействие на широкие слои общества. После этих фильмов  у меня возникает стойкое ощущение, что смотрел не про Россию. Имена русские, а в остальном как то не похоже.  Столь же неубедительны и бледны персонажи, занятые каким либо созидательно-полезным делом. Некоторую объёмность и живость приобретают только те сюжетные ходы, которые связаны с офисно-клубно-курортно-тусовочной жизнью. По всей видимости, это именно та сторона, которая  хорошо знакома их творцам.

Да и любая иная поделка нашего уважаемого телевиденья довольно показательна. Например, совершенно вроде нейтральная передача о готовке пищи. Ведущей явно невдомек, что исполнение её рецептов не по карману большинству  её сограждан, плюс к этому  она ещё мило  жалуется, что её муж не одобряет покупки сапог за несколько тысяч не наших рублей. Она действительно убеждена  — разве можно купить что-нибудь приличное дешевле.  Не хочу обсуждать моральность этого посыла в принципе, но выводить это в эфир в стране, где у большинства людей, мягко говоря, иные проблемы довольно странно.

Отвечая всем тем, кто поспешит обвинить меня в призыве к уравниловке, напомню лишь слова Конфуция: «Когда государство управляется согласно с разумом, постыдны бедность и нужда; когда государство не управляется согласно с разумом, постыдны богатство и почести».  

Аналогичная ситуация, по-моему, получилась во всех областях творческой деятельности. Художники вместо создания картин, имеющих духовное наполнение, с которым потом можно соглашаться или нет, предпочитают создавать вещи для украшения интерьера. Писатели пишут то, что будет иметь  массовый спрос. То есть  значимая часть творческой интеллигенции становится персоналом, обслуживающим заказы, той самой верхушки, о которой я говорил выше. Конечно, по этому пути пошли не все. Просто все экраны и иные средства общения с согражданами оказались заполнены именно этой частью.  Кто платит тот и заказывает музыку…

Печально, но даже  «гиганты борьбы за светлые идеалы будущего», вернувшиеся в Россию после распада СССР, предпочли вести сытую и спокойную жизнь в, кинутых с барского плеча новой власти, коттеджах, а не вступать на зыбкую почву оценки произошедших в стране перемен.  Максимум, на что они оказались способны, это продолжать вести борьбу с уже поверженным противником (Советской Системой) и возглавлять  (лично или в лице своих жён)  различные фонды аналогичной направленности.

Автор : Михаил Неменский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *