Презумпция вины для русских в России

В 2008 году (помнит ли кто?) узбекский гастарбайтер изнасиловал и зверски убил 15-летнюю Анну Бешнову почти что под окнами ее дома. Вышло громкое дело. Местные жители очень возмутились — да и перепугались, поскольку их дети теми же дворами ходят. Был народный сход на месте убийства, задержания и все дела. В конце концов полиция начала работать, и товарисча быстро нашли. Отправился он по этапу на 23 года, что можно только приветствовать.

В 2011 году дагестанец Расул Мирзаев на выходе из ночного клуба стукнул прямым в челюсть 19-летнего Ивана Агафонова, чем причинил Агафонову удар головой об асфальт, тяжелую травму и последующую смерть. Дело вышло еще более громкое, чем в предыдущем случае. В конце концов Расул получил условный приговор, чего приветствовать нельзя.

В 2013 году узбекский гастарбайтер Бахром Хуррамов кинул лопатой в 12-летнего Артема Хотеева и сломал ему челюсть. Суда пока что еще не было, все только началось, чем кончится дело, неясно. Но уже ясно, что дело будет громкое.

Что общего в этих трех ситуациях, совсем разных на вид? Помимо того, что в каждом случае жертвой преступления становится русский, а преступником гражданин кавказской или среднеазиатской национальности (это, увы, объединяет многое множество криминальных историй), помимо того, что все жертвы — дети, подростки или очень молодые люди, есть и один характерный признак, повторяющийся снова и снова.

Как только становится понятно, что дело будет громким, сразу начинается очень специфическая информационная кампания. Из множества источников — но очень однообразно по сути — начинает литься грязь на жертву.

Нам принимаются сообщать, что убитый/пострадавший был очень, очень мерзкий тип — а преступнику, мол, надо просто памятник поставить за то, что избавил мир от такого человеческого мусора.

Про Аню Бешнову вопили в сто голосов, что она шлюха-алкоголичка-русская-фашистка, а также сама виновата ™, поскольку поздно вечером возвращалась домой одна. Ну как же можно было ее не изнасиловать и не убить — это же так естественно, господа присяжные заседатели!

Про Агафонова — чего только не рассказывали. Дело было не так давно, думаю, все помните сами. Звучала и классическая версия “да он же еврей, видно по лицу, и что родители у него олигархи, и в каком-то криминале был замешан, и “девушку оскорбил (попытавшись с ней познакомиться — ага, страшное оскорбление для девушки, пришедшей потусоваться в ночной клуб) и то, и се. И все клонилось к тому же, что и в прошлый раз: “Да кто из вас, господа присяжные заседатели, встретив такого морального урода, не поступил бы так же, как Мирзаев?!

И сейчас ровно то же самое начинается в адрес 12-летнего Артема Хотеева.

Выглядит это особенно дико, поскольку речь уже даже не о подростке, как Аня Бешнова, а о несомненном ребенке. Здоровый мужик напал на ребенка и причинил ему серьезные телесные повреждения. Казалось бы, даже самый изощренный глаз здесь не сможет углядеть ровно никакой “неоднозначности.

Но нет. Мы уже слышим, что юный Артем наверняка (!) (точно ничего не известно, но “наверняка) был настоящим исчадием ада.

Вы что, господа присяжные заседатели, не знаете современных детей? Это же такие отморозки! А про этого Артема выяснилось, что он побил какого-то школьного товарища — ну все, понятно, что это за мальчик! Тюрьма по нему плачет, по этому мальчику. Как пить дать, он поджигал мусорные баки, разрисовывал стены в лифте, кидался в людей петардами и мучил котят. А еще громко орал матом во дворе, обижал маленьких и отбирал у них деньги на школьные завтраки. Об этом, правда, ничего не известно, но очевидно же, что так оно и есть! И в дворника наверняка нарочно кинул снежком. А может, и не снежком кинул, а вообще зверски напал из хулиганско-фашистских соображений.

Неужто вы, господа присяжные заседатели, никогда не видели таких мерзких мальчишек?! Неужто у вас никогда не возникало желания взять и уе… ну, в общем, хорошенько двинуть? Да хоть бы и лопатой! Так что дворник Бахром — милейший, скромнейший, интеллигентнейший человек — просто отомстил малолетнему хулигану за всех нас и за наших детей…

Если Мирзаев человек известный, и его явно отмазывало спортивное сообщество, то, кто так рьяно отмазывает преступников в случаях Бешновой и Хотеева, не очень ясно.

Точнее, с Хотеевым дело несколько прояснилось: организатором кампании в защиту неуиновного дворника оказалась штатная сотрудница пресс-центра ГУВД Москвы. Сообщившая, со свойственным сотрудникам пресс-центров красноречием: “Я не верю, что Хуррамов мог покалечить ребенка без причины“. То есть без причины детей калечить нельзя, а вот если по какой-нибудь причине — это совсем другое дело

Удивительно, что до сих пор многие (хотя, кажется, меньше, чем раньше, слава богу) ведутся на такие вещи.

Приходится снова и снова работать Капитаном Очевидностью, пока до всех не дойдет.

Дорогие друзья! Нет таких причин, по которым допустимо хватать на улице 15-летнюю девочку, затаскивать в кусты, избивать, ломая ей ребра, насиловать, а затем убивать.

И облико морале девочки здесь абсолютно к делу не относится и никакого значения для дела не имеет.

Аналогично: нет таких причин, по которым допустимо для взрослого человека ломать челюсть 12-летнему ребенку.

Т.е. здесь причины могут быть только из области кинобоевиков. Какой-нибудь супертренированный ребенок-клон-убийца, со смертоносным бластером в руках, от которого надо спасти вселенную, Москву и свою собаку. Но в жизни все-таки такое редко случается.

А в нормальной жизни и в нормальных бытовых ситуациях — абсолютно недопустимо для взрослых ломать челюсти детям. Не может здесь быть никаких оправданий — и уж совсем дико оправдывать преступника каким-то моральным несовершенством жертвы! Тем более, высосанным из пальца.

Все эти рассуждения на тему “жила была девочка — сама виновата — это чушь и дикость. Отвратительная дикость, объяснимая только сознательной и циничной информационной войной, с одной стороны — и каким-то тяжелым комплексом неполноценности, с другой.

Почему неполноценности? Потому что люди, рассуждающие о “сам виноват (если они это искренне говорят, а не за 85 рублей), исходят из аксиомы, что прав на жизнь, безопасность, половую неприкосновенность и т.д. обычные русские Ани, Вани и Артемы по умолчанию не имеют. Что они это право должны сначала заслужить своим примерным поведением. Они должны быть идеальными — только тогда их избиение, изнасилование или убийство может считаться преступлением. Вел себя не вполне идеально, обнаружилось какое-нибудь пятно или пятнышко в биографии — все, с тобой кто угодно может делать все что угодно, и будешь сам виноват.

На личном уровне такое часто наблюдается у детей, выросших в семьях, где от ребенка требовали идеальности и сурово карали за “отклонения от нормы. В результате человек вырастает в убеждении, что он должен быть безупречен, и все вокруг тоже должны быть безупречны, а кто не безупречен, тот ничего хорошего в жизни не заслуживает, и вообще ему лучше убиться об стенку. И остаток жизни проводит в беспрерывном доказательстве миру, обществу и самому себе, что он-то заслуживает жизни и благополучия, потому что у него все в порядке, не то что у некоторых — вот они, эти некоторые, заслужили наказание, они сами виноваты во всем, что с ними произошло, а я совсем не заслужил, я хороший мальчик, ну правда, хороший, я ни в чем не виноват, не наказывайте меня, ну пожалуйста!..

Это дурное мировоззрение, жалкое и противное, заставляющее своих носителей жить в постоянном страхе и готовящее им очень печальную участь в конце жизни. А иногда и раньше.

На самом деле идеальных людей в природе не существует. И кто считает, что “неидеальных можно бить и убивать, так им и надо, тот роет яму, прежде всего, самому себе и своим близким. В следующий раз удар лопаты обрушится на него, или на его сына — и сотни таких же объятых ужасом хомячков дружно завопят: “Да ты сам виноват!

Весь крик по поводу того, виноват ли мальчик или не виноват, возможно, имеет целью отвлечь публику от фактов, с преступлением напрямую не связанных. А с другой стороны, может быть, и прямо связанных — это как посмотреть.

В связи с этой историей всплыли интереснейшие подробности гастарбайтерского житья-бытья. Которые тайной ни для кого не являются — но, может быть, впервые были озвучены так громко, применительно к конкретному случаю, да еще и в связи с громким делом, вызвавшим большой общественный резонанс.

Для начала: Бахром Хуррамов жил в мусоропроводе. Буквально. В том техническом помещении в подъезде, куда выходит конец мусоропровода.

Представляете, как там пахнет?

Это означает, естественно, что никакой регистрации в Москве у него нет и не было. И, когда сердобольные граждане требуют отпустить его под подписку, то не очень понятно, куда его предлагается отпускать — обратно в мусоропровод?

Далее: официально он нигде не работает. А фактически — вкалывает дворником в местном ДЭЗе и получает за это 6 тысяч в месяц. Негусто, прямо скажем.

Что это значит? Это значит, скорее всего, что дворником в местном ДЭЗе числится кто-то другой (например, брат или сват директора), на работе не появляется, получает зарплату более приличных размеров, 6 тысяч отдает Бахрому, остальные берет себе.

На 6 тысяч Бахром живет. В мусорке. И еще кормит жену и двоих детей, оставшихся в его солнечной республике.

Не надо быть таджиком, чтобы от таких условий озвереть и начать с лопатой кидаться на людей.

И таких Бахромов у нас — десятки и сотни тысяч.

Сломать челюсть — это сравнительно ерунда, челюсть заживет. Знаете, сколько еще интересных вещей можно сделать с мальчиком? Без всякой челюсти.

http://pn14.info/?p=89066

http://vg-news.ru/news/20120543277.html

И с девочкой.

http://www.newsru.ru/crime/26oct2011/tadzhrapemcadetpdm.html
http://www.nr2.ru/moskow/350824.html
http://rusimperia.info/news/id14461.html

И со старушкой.

http://pn14.info/?p=93056
http://omsk.sibnovosti.ru/incidents/115545-v-omske-tadzhik-iznasiloval-74-letnyuyu-pensionerku

И т.д. и т.п. — тысячи их. В буквальном смысле.

Каждый день приходит по десятку сообщений о насильственных преступлениях, тяжких и зверских, совершаемых гастарбайтерами из Узбекистана и Таджикистана. Избивают и грабят, грабят и насилуют, насилуют и убивают… Лопатой в челюсть — это, и правда, еще сравнительно мягкий и вегетарианский эпизод.

Их, конечно, ловят (не всегда, но часто). Их, конечно, сажают. Чтобы за дворника вступилось ГУВД города Москвы и Общественная палата — крайне редкий случай, обычно никто не вступается. Но это абсолютно не помогает делу: одного сажают — на его место приезжают пять новых и начинают заниматься тем же самым.

Здесь получается замкнутый круг.

С одной стороны, нищая, бесправная и неминуемо криминальная жизнь гастарбайтера озлобляет и превращает в зверей даже тех, кто изначально зверьми не являлся. Когда человек живет в подсобке, получает за работу какие-то непонятные деньги черным налом, и все вокруг считают, что так и надо — он уже гарантированно не будет уважать ни общество, в котором живет, ни его законы. Когда в обществе, где живет, он находится на низшей ступени, на положении презираемого чужака (а к нелегалу-гастарбайтеру никак иначе относиться не будут) — он гарантированно будет ненавидеть окружающих его коренных жителей и мечтать как-нибудь на ком-нибудь на них отыграться.

Когда денег, которые ему платят, едва-едва хватает на еду, а ему еще надо семью кормить — он гарантированно начнет пополнять свои доходы какими-нибудь криминальными способами. Когда жизнь его тяжела, неказиста и совершенно беспросветна — он гарантированно обратится к водке или наркотикам, а те освободят его скрытую агрессию…

А с другой стороны, кого такая жизнь может “соблазнить? Либо тех, кому уж совсем некуда податься — либо каких-то отбросов общества. Которых, разумеется, никто не проверяет и не отсекает на границе — визового режима-то нет, так что к нам спокойно едут судимые, наркоманы и черт знает кто еще.

Это системная проблема. Состоит она не в злобе и коварстве какого-то конкретного узбека или таджика, и не в какой-то прирожденной порочности этих народов как таковых — а в злокачественности самой системы массовой, бесконтрольной, криминализованной трудовой миграции. Осудят Бахрома Хуррамова — хорошо, но от этого ровно ничего не изменится. Уж сколько было этих Бахромов, Маруфчонов, Галибджонов и прочих. И сколько еще будет. Страна у нас, конечно, большая, лагерей в ней много — но скоро, боюсь, и они окажутся переполнены.

В данном случае, на мой взгляд, отчаянный спор о том, дворник ли виноват или мальчик виноват, является просто механизмом отвлечения внимания. И националистам надо сейчас не проклинать конкретного Бахрома и требовать для него сурового суда — что является спусканием пара в безопасное для системы русло — а обращать внимание на системные условия, способствовавшие этому преступлению и тысячам других преступлений мигрантов. И требования выдвигать совсем другие. Требования декриминализации трудовой миграции, ее ограничения и, в идеале, введения визового режима с теми странами, откуда к нам едут гастарбайтеры.

История с челюстью и лопатой — хороший повод для этого. Не хуже любого другого.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *