Саратов. Государство предложило обманутым дольщикам выбор без выбора

hobsons1Наверное, каждый из нас может себе представить, что чувствует человек, потерявший сумку или кошелек с документами. Почти с каждым что-то такое в жизни происходило. Некоторые могут рассказать, каково это – выходишь – а машины твоей нет. И хорошо, если эвакуаторщики поработали…

И несмотря на всю ужасную нелепость и страх перед такими ситуациями, все-таки они разрешимы. Документы можно заменить, машину найти. В большей части случаев, шансы на относительно благополучный исход высоки.

Что может чувствовать человек, вложивший все или большую часть своих сбережений в строительство квартиры и ставший потом «обманутым дольщиком»? Человек, который каждый раз проходит мимо недостроенного дома или котлована, и складывая в толстенную папку очередную бумажку с извещением о собрании, уже не надеется, что шансы получить жилье есть. Таких, которые знают каково это, в Саратовской области, только по официальным данным, более 3 тысяч человек, а если посчитать еще и членов семей, то больше. Тем не менее, все прекрасно понимают, что официальные данные обычно берутся чиновниками с ближайшего потолка и служат исключительно для приукрашивания печальной действительности. На самом деле обманутых дольщиков, как минимум, в десятки раз больше.

На фоне информации о программе переселения из аварийного жилья, особенно после серьезных финансовых вливаний и прощения грехов прошлых невыполненных этапов, тема дольщиков немного померкла. Ходят они на собрания, кричат там, портят нервы себе и немного чиновникам минстроя, которым сверхурочно приходится общаться с ними. Причем общаться долго нудно, пережёвывая одни и те же темы по десять раз. Ну а что делать, если сказать нового нечего? Обманутые упорно продолжают ходить, не обращая внимания на полную бессмысленность этих походов. Ну а раз народ желает выслушивать одно и тоже в одиннадцатый или в сотый раз, то отказывать ему в этом маразме нельзя, имеет человек право. И что уж тут поделаешь, если кроме этого, больше ничего не имеет.

При этом уже и подзабылось, что число проблемных домов в 2016 году значительно выросло, как и число обманутых дольщиков. И на очереди еще новые и новые проблемные адреса. Об этом в отчетах чиновников, где рассказывают о достижениях и развитии, упомянуть забывают.

В области уже несколько лет ведется некая осмысленная работа по решению проблем таких людей. Но ведется она очень тяжело, и результат пока не радует, в первую очередь, самих дольщиков. Ну, а чиновникам реальный результат особо и не нужен. Им то переживать нечего: зарплата капает регулярно, кому положено, откаты получают, а персональной ответственности за отсутствие реальных результатов работы, как не было, так и нет. Так что жизнь хороша, обеспечена и стабильна. А цифры статистики легко корректируются и отчетов не испортят. Ведь в их деле главное не реально выполненная работа. а количество используемой для отчетов бумаги. Так чего им переживать, что очередные сотни или тысячи семей будут доживать свой век под забором. Свободный рынок — не вписались в него свободные граждане, некогда великого государства.

Впрочем, в министерстве официально в реестре прописана сдача всех проблемных домов до конца 2016 года. Так никто из чиновников персонально за исполнение этих планов не отвечает, так что стоит ли удивляться, что планы и реальность, как обычно, расходятся. Наоборот, все уже привыкли, что власть только декларирует свои намерения, даже не пытаясь контролировать их исполнение. В итоге реальность становится все хуже и печальней.

Особенно показателен в этом отношении недавний скандал, который произошел 25 октября на собрании дольщиков дома по 2-му Товарному проезду (дом на Политехнической, застройщик — «Фонд жилищного строительства»). Там 200 дольщиков поделились на две неравные группы – один против создания ЖСК, который могут заключить договор с потенциальным инвестором на достройку дома, другие не видят альтернативы этому решению. В планах министерства – хотя чиновники всячески подчеркивают – все решают сами жильцы – именно вариант создания ЖСК. Если все дольщики, или их большинство проголосуют за создание кооператива, то он как юридическое лицо заключит договор с инвестором, который вложит свои деньги в достройку дома.

Точнее не «свои» деньги, а деньги которые соберут сами обманутые и положат в карман инвестора, чтоб они уже стали его. И вот эти деньги «инвестор» по идее должен будет вложить в достройку их дома. Понятно, что без каких-либо гарантий. Да и какие могут быть гарантии в бизнесе. Ведь бизнес дело рискованное и не факт, что очередной инвестор собрав новую дань с дольщиков по второму кругу, не помашет им ручкой, избавившись от своих обязательств в процедуре банкротства. Тем более, что такая практика весьма обширна. Вот дольщикам и предлагают рискнуть в очередной раз. При этом их убеждают. что это единственный вариант, при котором дольщики могут рассчитывать на получение в будущем своих квартир. Конечно, придется доплатить. Инвестор – не меценат, он бизнесмен. а не идиот, который будет инвестировать свои средства в достройку дома, только чтобы обманутые перестали ими быть. Если ему не сделают интересного предложения городские или областные власти, подкрепив их деньгами обманутых дольщиков, то дело спасения дольщиков так и останется только в их руках.

Вот такая вот путаница, в которой запутались обманутые дольщики, благодаря работе с ними чиновников. На самом же деле ничего сложного тут нет. А вся неразбериха и полное отсутствие логики, говорящее только о том, что обманутых хотят обмануть в очередной раз, произошла из-за подмены понятий. Достаточно инвестора назвать тем, чем он на самом деле является, то есть застройщиком, и все становится на свои места. Ведь что такое инвестор? Это бизнесмен вкладывающий свои средства, (не собранные в данный момент с соинвесторов деньги), в проект. А так как он бизнесмен, то средства, которые он вкладывает должны принести ему прибыль. Это может быть любой бизнес привлекательный проект, включая и инвестиции в проблемную площадку. Исходя из выше изложенного получается, что такому бизнесмену должно быть абсолютно по барабану, какой статус на данном бизнес привлекательном для него объекте, имеют люди, рассматриваемые в этом случае, как обременение этого проекта. Проще говоря дольщики они или члены ЖСК — пайщики, для реального инвестора — вопрос не принципиальный. Бизнесмен просчитал свою прибыль от собственных инвестиций, и если она его устроила, готов вкладывать. В качестве кого будущие собственники будут оформлять свои построенные квартиры в собственность, будучи дольщиками или пайщиками — отношения к инвестициям бизнесмена это не имеет никакого.

Но, это становится принципиально важным, когда на проблемную площадку заходит новый застройщик. Своих денег у него нет, а весь капитал составляет 10000 уставных, потасканная офисная мебель, несколько старых мониторов и ведро уборщицы. Понятно, что он, как и предыдущий застройщик, работает исключительно на заемные средства. Банки ему их не дадут, так как площадка проблемная. Да он и сам их не возьмет. С банками шутки плохи. Придется отдавать, да еще и с серьезным процентом. Какому нормальному коммерсанту нужно такое счастье, да еще и в кризис. Остается самый безопасный и беспроигрышный вариант — собрать деньги с обманутых дольщиков. Публика эта проверенная и для бизнеса является потенциальной добычей, которую при должной сноровке можно совершенно безнаказанно ободрать еще, как минимум, один раз. А чтобы это было совершенно безопасно и в рамках закона, ее необходимо сделать не обманутыми дольщиками, которым теоретически все должны, а соинвесторами, то есть пайщиками, которые сами должны решать свои проблемы и государство по закону им ничего не должно. Значит они уже не обманутые дольщики и у чиновников на одну проблемную площадку стало меньше. А это значит меньше граждан, которым чиновники обязаны переливать с пустого в порожнее.

Да и предыдущий застройщик может спать спокойно. так как он больше никому ничего не должен. А уголовные дела. которые обычно открываются на неустановленных лиц из руководства фирмы-застройщика. благополучно закрываются и отправляются в архив. Все, кто в доле, довольны и счастливы. Ну, а дольщики, которые по наивности своей когда-то считали. что бумажка под названием ДДУ, которую они подписали отдав свои деньги застройщику за его обещание нового жилья, сможет гарантировать какую-либо защиту от государства. Благополучно и по собственному желанию стали пайщиками, которым, даже теоретически никто ничего не должен. А то, что они о таком даже не могли подумать, не знали и их обманули — никого не волнует. Да и не знание или не желание объективно объективно оценивать реальность только увеличивает ваши шансы на то, что вас будут обманывать и дальше.

Ну, а в случае с обманутыми дольщиками «Фонда жилищного строительства» все продолжает развиваться в рамках обычного сценария, где логика с обеих сторон отсутствует полностью. Чиновники продолжают давить на дольщиков, дольщики сопротивляются. А так как государство другого выбора не предоставляет ни тем ни другим, то ситуация достигла шаткого равновесия. Сколько оно будет сохраняться — покажет время. В данном случае оно играет исключительно против самих обманутых. Чиновникам спешить не куда, да и застройщику пока особо нечего переживать. Государство о нем давно позаботилось. а законодатель дал ему все возможности уйти от исполнения своих обещаний по закону.

Источников для того чтобы заинтересовать нового застройщика только два – деньги все тех же дольщиков, т.е. серьезные доплаты, к уже вроде бы полностью оплаченным квартирам и преференции застройщику со стороны властей. По отдельности эти источники, как показывает практика, никакого «инвестора» не интересуют, в принципе.

Пока же дольщики в своем большинстве упрямо заявляют — вы договаривайтесь с инвесторами, мы доплачивать не хотим, мы хотим жаловаться Путину.

Противники создания ЖСК утверждают, что в этом случае они теряют все права на свой «обманутый» статус, им больше никто ничего не должен, ни минстрой, ни вновь создаваемый по указанию Путина Фонд компенсаций для обманутых дольщиков. Хотя это очевидно и каких-либо утверждений не требует. Поэтому их русло действий – голодовки, пикеты, требования достроить дом за счет бюджета и письма Президенту Путину, Ахмату Кадырову и кому бы то ни было еще.

На собрании чуть не дошло до столкновений. Противники создания ЖСК назвали его сторонников «провокаторами», которые пытаются втянуть людей в авантюру. Хотя скорее всего это просто люди, которые разочаровались в борьбе ради борьбы, а как разрешить ситуацию иначе, даже не представляют. Поэтому от сложившейся ситуации, которая им по не знанию кажется совершенно не разрешимой, готовы уже и на авантюру, как всегда, даже не догадываясь, к чему она в итоге приведет. В результате, из почти сотни присутствовавших дольщиков, только двое проголосовали за создание ЖСК. Не будет никакого договора с инвестором, и достройки дома. А что будет?.. Этому в ближайшее время мы посвятим отдельную публикацию.

А в скором времени соберутся в минстрое дольщики училища Боголюбова, которым предстоит принимать похожее решение…

Так что насчет планов министра Тепина до конца года как минимум 4 дома вывести из реестра проблемных – пока они видятся весьма призрачными, тем более если даже в товарищах по несчастью согласия нет. Зато чиновники прямым текстом объясняют, как им от этого будет хорошо. Вот только неблагодарные за такую заботу государства дольщики не хотят им в этом помочь. Согласились обманутые сами решать свои проблемы и реестр тут же сократился. Вот и результат успешной работы чиновников. Для этого и нового застройщика переименовали в инвестора, чтобы проще было в очередной раз обмануть доверчивых граждан. Вот только не рассчитали бедненькие, что доверие у населения к такой власти падает быстрее, чем она придумывает новые сказочные обещания.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *