«Сколково» не «Солнечный город», а Dark-city

«Сколково» — это специально отведенная территория, на которой создаются особые условия для исследований и разработок по энергоэффективности и энергосбережению, в том числе инновационных энергетических технологий, ядерных технологий, космических технологий, прежде всего, в области телекоммуникаций и навигационных систем (включая создание наземной инфраструктуры), медицинских и компьютерных технологий, программного обеспечения.

Причем, «Сколково» — это не просто территория и даже совсем не территория, а своего рода форма льготы: все компании РФ, которые занимаются новым видом бизнеса — исследовательским, наделяются правом получить через «Сколково» необходимые льготы по таможне, по прибыли, по НДС, по имуществу. Есть, допустим, уход от налогов, а есть «Сколково». Первое — уголовно наказуемо, второе пока нет.

Строить и обеспечивать работу «Сколково» будет российская управляющая компания по правилам, установленным президентом РФ. Земля под центр будет принадлежать этой компании, и она будет вправе передать ее в аренду участвующим в реализации проекта лицам.

Полномочия федеральных органов госвласти на территории центра будут осуществляться специально созданными, в том числе и на территории иннограда, подразделениями МВД, ФМС, ФТС, ФНС, Роспатента.

В соответствии с законопроектом, для зарубежных специалистов не будет требоваться получение работодателем специальных разрешений. Разрешения на въезд для этих специалистов будут выдаваться без учета установленных правительством квот на привлечение иностранных работников.

Медицинская и образовательная деятельность на территории центра будет осуществляться негосударственными организациями на основании разрешений, выдаваемых управляющей компанией.

Особо хочется сказать о самом уважаемом (в Сколково) члене этого сообщества достойных людей — о Вексельберге.

Как я понимаю, именно Виктор Вексельберг был приглашен на должность руководителя проекта, чтобы привлекать иностранные инвестиции. Понятно, что иностранный миллиардер — это сугубо слабоумное существо, которое накосило миллиардов и теперь судорожно ищут унитаз, в который их требуется спустить? И вот тут, в ослепительно белом, появляется г-н Вексельберг со словами: «Ну, давай к нам, в Сколково!»

Понятно, что миллиардеры российского происхождения пользуются в мире особым доверием и расположением как образцы честности и неподкупности.

Но, прежде чем спустить свои миллиарды в унитаз,  наш слабоумный миллиардер обязательно спросит: «Виктор, но ты, конечно, вложил все активы компании «Ренова» в Сколково?»

— Нет, — ответит ему счастливый обладатель яиц Фаберже, — я свои активы держу в Шаейцарии, от греха. Да и семья у меня там же. Так спокойней, сам вот язык учу уже, парле ву франсе. А ты давай, к нам, в Сколково!

Тут наш миллиардер с выраженной альтернативной одаренностью спрашивает: «Ну, Виктор, ты наверное, предложишь мне какие-то конкретные разработки, проекты, бизнес-планы?…»

— Нет, что ты, это же инновационная экономика, ты не понимаешь, — отвечает Виктор. — Мы не знаем, что они там придумают и изобретут. Ты вкладываешь деньги, примерно как на Поле чудес в Стране героев и ждешь, пока мы построим там город и туда приедут разные инноваторы и наизобретают тебе разных офигенных штук. Они у нас головастые! Хочешь, велосипед изобретут?

— Зачем мне велосипед?

—  Кататься будешь! Инновационная экономика — это ж постиндустриальное развитие, глобальная деревня! Поел огурцов, покатался на велике, изобрел что-нибудь или на бирже поиграл…

Ну тут, понятно, золотой дождь и польется. Говорят, уже льется, спасу нет. Совет фонда так и ходит с зонтиками.

И вот за такую чудесную перспективу Государственная дума голосует практически единогласно. Правые, левые, коммунисты и беспартийные. Такое впечатление, что люди открыли особого сорта нефтегазовое месторождение, из которого, минуя всякие нефти и газы, текут непосредственно бабки. А ты, значит, стоишь с ведерком ловишь кайф.

Вот только в школьной задачке про бассейн, которую в бытность свою учеником, должен был решать каждый инноватор, сколько воды втекает, столько и вытекает. А вот чтобы влил ведерко, а вылилась бочка — не бывает такого. За это в обычной, неинновационной школе ставили двойку. А в ОБХСС заводили дело…

Как это будет выглядеть на деле, сказать определенно трудно. Тут, видимо, требуется включить творческое начало…


Семен Семенович Горбунков, бухгалтер небольшой инновационной фирмы в «Сколково», реально находящейся в городе Владивосток и торгующей консервированными крабами — разумеется, законсервированными по новому инновационному методу, был срочно вызван на совет Управляющей компании»Сколково».

Семен Семенович вышел из аэропорта, сильно утомленный долгим перелетом, съел порцию мороженого и сел в аэроэкспресс, который всего за полчаса, минуя обычные городские пробки, доставил его почти к самому небоскребу Управляющей компании, возвышающемуся над подмосковными полями и дачными поселками огромной иглой, на которую как-будто было пришпилено небо с плывущими по нему барашковыми облаками и слепящим полуденным солнцем.

Почти бесшумный лифт мигом забросил Семена Семеновича на невероятный какой-то этаж с трехзначной цифрой. За дверью лифта перед ним открылась полупрозрачная стена, за которой как с борта самолета расстилалось все то же Подмосковье, только облака уже не плыли в вышине, а покачивались где-то внизу.

Семен Семенович восхитился достижениям прогресса и, не без трепета, засеменил в сторону огромных двустворчатых дверей Президиума Управляющей компании, которые раньше видал только в телевизионных сюжетах. Тяжелые двери неожиданно легко распахнулись при его приближении, и он оказался в громадном зале с соответствующей огромности круглым столом посредине.

Во главе стола восседал сам Президент компании, которого Семен Семеннович сразу же опознал по памяти, поскольку именно его портрет украшал и его скромный служебный кабинет во Владивостоке. На портрете Президент компании пожимал руку самому президенту страны и был при этом примерно на полголовы выше — знак особого влияния персоны.

Другие люди были ему совсем не знакомы, кроме его непосредственного руководителя, восемнадцатого вице-президента компании по работе с финансовыми органами. Именно вице-президент представил Семена Семеновича присутствущим со словами: «Вот, собственно, и наш приговоренный».

Семен Семенович улыбнулся, хотя и не понял, в чем тут состояла шутка.

— Семен Семеныч, дорогой, — продолжил между тем вице-президент. — Ты нас не понял. Мы приговорили тебя к ликвидации решением Управляющей компании. Ты старый, хороший работник, поэтому мы идем на исключение — видишь, собрались все сообщить тебе о нашем решении, дадим тебе немного времени…

— А что, другим не сообщают? — немного глупо улыбаясь спросил Семен Семенович, по лицам присутствующих понимая, что шутка как-то слишком затянулась и сегодня не первое апреля.

— Нет, дорогой, обычно нет, — ответил его собеседник. — Ну сам подумай, сколько хлопот, визгу. Ну а ты — человек проверенный. надежный. В конце концов, мы должны как-то и отметить твой многолетний вклад…

— Да что тут у вас, тройка что ли? — начал вскипать Семен Семенович. — А как же адвокаты, конституционное право на суд, прокуроры там разные?..

— Да брось ты, Семен, — оборвал его вице-президент. — Какой суд? ты что, не читал закон о «Сколково»? Здесь нет судов, прокуроров, адвокатов. Здесь все решает Управляющая компания. Понимаешь? Всё! В том числе вопросы жизни и смерти. Да ты ж знал, когда контракт подписывал. Знал? Или, как все, читал невнимательно? Ну да какая разница — у нас ведь инновационная зона, здесь все приговоры окончательные, кассации и апелляции тоже устарели и не действуют. Так что расслабься и займись приготовлениями, так сказать, в последний путь.

Семен Семенович весь обмяк, плечи его опустились и серый пиджак стал гармонировать с цветом его лица. Он понял, что с ним никто не шутит и начал перебирать в уме, что же он такого мог натворить, чтобы попасть под приговор…

— За что меня? — выдавил он из себя.

— Мы не объясняем приговоренным причины приговоров, — вдруг прорезался из глубины зала голос самого Президента компании. — Да и зачем что-то объяснять покойнику? Ему эти знания уже не понадобятся. Тем более, как правило мы вообще не объявляем приговоров, просто ликвидируем субъект, и все. Для вас, по просьбе вашего руководителя, сделано исключение. Но мне кажется, что он сам уже немного сожалеет об этом?..

Президент посмотрел на восемнадцатого вице-президента, и лицо того под взглядом начальника также стало гармонировать с цветом пиджака. 

— У вас есть пара часов проститься семьей и сделать какие-то последние распоряжения, — закончил Президент. — Завещание вам писать не требуется, все ваше имущество, движимое, недвижимое и интеллектуальное является собственностью компании. Насчет похорон тоже не беспокойтесь, урну с прахом вышлют по месту вашего бывшего жительства.

— Но я же никого не убил, не ограбил, не изнасиловал, наконец…- выдавил из себя Семен Семенович.

— Ну, может и напрасно, — философски заметил Президент. — Хотя, может, за оставшиеся пару часов наверстаете.

Семен Семенович не помнил, как он снова оказался на улице, у входа в небоскреб Компании. Над головой с шумом пронесся в сторону Москвы красный монорельсовый поезд. На полимерном покрытии тротуара голуби боролись за хлебный мякиш с шустрыми воробьями.

Семену Семеновичу вдруг страшно захотелось по малой нужде, и он неожиданно осознал, что стесняться ему уже незачем. Он встал возле ближайшей стенки и отлил. Полегчало, но ноги стали ватные, и он присел прямо на тротуаре, рядом со своей лужицей.

Мобильный супруги не отвечал. Видимо, вечером собралась в бассейн и выключила. Дочь не отвечала тоже. Семен Семенович подумал, и решил отослать СМС-ку: «Дорогие, прощайте. Урну с прахом получите. Я люблю вас и помню. Не забудьте покормить кота. Ваш папа».

Урна с прахом пришла вовремя.

Автор : Анатолий Баранов.

«Сколково» не «Солнечный город», а Dark-city: 3 комментария

  1. Я что-то не припоминаю, чтобы готовил эти тексты специально для вас. Они были опубликованы на ФОРУМе.мск. несколько лет назад. Дайте, пожалуйста, ссылку

    • Извините, если это не так , Анатолий ! К нам на почту сайта прислали от, Вашего имени, данную статью.

  2. Такое ощущение, что всем вокруг просто невдомек, что «нано» — эти минус 9 степень. А теперь пересмотрите картинки: ну и кто тут в дураках? Автор или Сколково?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *