Хватит кормить Москву

Политическая акция в Нижнем Новгороде © ridus.ru

Политическая акция в Нижнем Новгороде © ridus.ru.

Начнем немного издалека. Многие помнят такое выражение, как «лимита». Было оно ходовым в 50-80-ые гг. в СССР и обозначало тех, кто привлекался на работы по «лимиту прописки» из провинций в столицу. Любой мало-мальски знакомый с марксистским методом догадается, что подобный эпитет есть идеологическое отражение особой материальной практики, служащей выражением (и оправданием) экономического неравенства между «коренными» москвичами и приезжими (которое, трансформировавшись, не исчезло до сих пор). Говорить о конкуренции за рабочее место можно с большой натяжкой, так как большинство приезжих устраивалось на низкоквалифицированную и низкооплачиваемую работу, москвичам несимпатичную. Меньшинство же их составляли разного рода номенклатурщики, к которым, понятное дело, культивируемое чувство неприятия было совсем другого рода. Проработав некоторое время, «лимитчики» получали свою жилплощадь, становясь тем самым полноправными москвичами, которые уже сами через некоторое время смотрели с некоторым презрением на очередных любителей полакомиться пирогом столичных привилегий. А они там несомненно были. Московская прописка давала ряд преимуществ, таких как возможность покупки дефицитных товаров и пользование качественными социальными услугами(медицина, образование и пр.), всё это вкупе с высоким культурным уровнем делало ее весьма привлекательной для проживания. Будучи вывеской страны «развитого социализма», столица должна была держать планку.

Что же случилось после пресловутой перестройки?

Можно однозначно сказать, что с приходом рыночной «свободы» положение москвичей относительно регионов, на фоне общего упадка (о развале производства говорить в очередной раз не будем), улучшилось. И покупаться оно стало в большей мере за счет неравенства с иногородними и иностранными жителями. На фоне тотального упадка производительных сил на всей территории СССР, столица сумела стать центром капиталистического накопления. Высокий уровень потребления различных благ сохранился, но при этом прибавились такие достижения «свободного рынка» как, к примеру, возможность свободно сдавать жилье по немалым ценам.

Сравним показатели Москвы и регионов, начнем в первую очередь с уровня заработных плат.

Москва по уровню зарплат в 1,8 раз превышает показатели остальной России, среднедушевой доход на жителя Москвы достигает 41,4 тыс. рублей, что остается одним из самых высоких показателей в стране. Средний размер месячных пенсий составляет 9870 руб.

Уровень безработицы в Москве, как нетрудно догадаться, самый низкий в России, и это 1%. Сравните эту цифру с показателями других регионов, доходящих до 49,1% в Ингушетии и 36,3% в Чеченской республике. Средний же уровень безработицы в России составляет 9,3% по данным РоссКомСтата за ноябрь 2011 — январь 2012 гг.

И наконец, для наглядности, продолжительность жизни. Пишет российский маоист Олег Торбасов:

«Разница с нашей Тверской областью — 68 и 57 лет, это примерно как между Литвой и Суданом. Справедливости ради следует добавить, что очаги сравнительно большей продолжительности жизни в России есть ещё— Питер, Тюменская обл. и Прикавказье, особенно нерусское (понятное дело, это не за счёт уровня жизни). Но такой вопиющий перепад — семь лет при пересечении МКАД,по-моему, только здесь».

Естественно, некоторые жители регионов, отчаявшись найти работу у себя дома, едут в Москву на заработки, и один из центральных вопросов, который перед ними встает, это «Где жить?»… В условиях «свободы передвижения», провозглашаемой в свое время ельцинским режимом, сегодня мы имеем среднюю цену за однушку в 30 тыс. К примеру, в Томской области, эта цена составляет около 10 тысяч рублей.

Самым главным завоеванием москвича стала возможность преуспеть в роли рантье. Рантье — это такой человек, который, пользуясь наличием у него какой-либо собственности (денег, квартиры, машины и пр.), опираясь только на свое право пользования её, получает доход, давая другим возможность её использовать. Трудиться при этом становится совершенно необязательно. Столь нелюбимый перестроечными апологетами «закон о тунеядстве» канул в лету. Сегодня мечта москвича — это сдавать хорошую квартиру и жить где-нибудь на Бали, хотя лучше, конечно, иметь не одну квартиру, а две. Это предел его мечтаний и исканий.

Внутри класса рантье существуют свои подотряды: для некоторых это основной источник заработка, для других — возможность совместить с основным. Для третьих это очень прибыльный бизнес, ибо являются они крупнейшими собственниками столичных жилых помещений.

Налицо фактически легально существующая, чисто паразитическая прослойка.

Показательно поведение нашей власти, отлично раскрывающее его классовую природу. Запретить сдавать жилье в аренду (тем более — обеспечить всех трудящихся этим жильем) оно конечно не пытается, единственной мерой, на которую оно может пойти — это сбор дани с тех, кто сдает жилье, путем бюрократического принуждения. Конечно, можно говорить, что далее эти средства пойдут на более полезные для общества цели, чем пользование услугами элитных проституток и разбитые впоследствии спорткары. Но кто сможет гарантировать что они не станут объектом очередного чиновничьего «распила», «отката» и «нецелевого использования», а попросту банального воровства?

Какое же политическое сознание может родиться в голове того, кто мечтает стать рантье и никогда не работать, и очень не любя тех, кто теоретически может помешать это ему сделать?

Антипутинские протесты: Москва и провинция

То, как политически себя проявил экономически привилегированный москвич, можно проследить на примере белоленточных протестов, старт которым дала именно Москва.

Не так давно левые сломали немало копий, пытаясь доказать правомерность или же бесполезность участия антикапиталистических сил в антипутинских «белоленточных» протестах. Приводились выкладки опросов с нередко противоположными выводами, апелляции к истории гремели на «красных» сайтах, одни топтали белые ленточки и повязывали красные, другие призывали завоевывать позиции в общедемократическом движении. Но что есть, то есть: «оранжевая чума» не развалила Россию. Поклонники «сетевой самоорганизации» вернулись туда, откуда они вышли.

Тот же Тарасов который яростно выступает против экономизма трудящихся Первого мира, с такой же энергией выступил и против московских антипутинских протестов, чему посвящена его не склонная к раздаче сантиментов статья под характерным названием «Бунт кастратов».

В ней он дает исчерпывающую характеристику столичным «бунтарям»:

«Назовем вещи своими именами. «Креативные» и прочие интерактивные — это средние городские слои, достаточно паразитические (ничего не производят, кроме шума и «смыслов»), пришедшие на место предыдущих средних, которые были смыты дефолтом 1998 года. Вся эта публика — хипстеры и разные мальчики-айфончики, жертвы потреблятства и верные прихожане экономикса, по сути своей это мелкая буржуазия (пусть даже чисто психологически)».

…и возлагает надежды на провинцию, противопоставляя ее столице:

«А вот насчет провинции… Митинги в провинции, где гайки закручены сильнее, чем в столицах, собрали в основном не мальчиков-айфончиков. И там, где собравшиеся смогли самоорганизоваться, на ура шли социальные лозунги»…

«Замордованная, ограбленная, брошенная на произвол судьбы, нищая глубинка, та, что вдобавок к сегодняшней катастрофе завтра чудовищно пострадает от вступления России в ВТО, от ликвидации ВПК и моногородов, – вот кто станет следующим противником власти. Кстати, и мальчиков-айфончиков тоже. Не сразу, но станет. Раз Россия превратилась в страну «третьего мира», то и революции в ней будут развиваться так, как они развивались в «третьем мире»: столица падет последней. Как Гавана. Как Манагуа. Как Пномпень».

Требованием  по этому вопросу должен быть не отделение для образования нового государства, но требование внесения изменений в порядок распределения благ в сторону большего экономического равенства. Реформистское по форме, оно может стать неплохим мобилизатором, указывающим реальный путь к разрешению целого комплекса противоречий. Это никак не исчерпывающая инструкция, но попытка заложить еще один кирпич в идеологию будущего реального антикапиталистического движения в России. Лозунг «Хватит Кормить Москву» может стать отличной альтернативой известного аналогичного про Кавказ, уводящего народные массы от решения реальных экономических проблем в сторону тупика национальной вражды.

Автор : Олег Макаев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *