Алтайский край.Чудеса в кирпиче

Как граждане в Барнауле, покупая жилье, получают вместо него проблемы

В «АП» был опубликован мой материал «Чудо чудное» («АП» за 7 апреля 2012 года) о том, как городские чиновники, используя программу «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилья», пытаются заселить самовольно построенный дом на улице Гоголя, где застройщик, получив разрешение на индивидуальный жилой дом, воздвиг многоэтажную громаду и теперь пытается продавать в ней квартиры. Оказалось, история с этим домом в нашем городе не первая, наоборот – проворачивавшие ее граждане шли по уже проторенному пути…

Понять? Простить?

Первооткрывателем же пока (до поступления новых заявок) будем считать Игоря Афанасьева. В 2006 году он, имея на перекрестке улиц 4-я Западная и Северо-Западная земельный участок приличных размеров, получил в соответствующих органах разрешение на строительство 3-этажного частного жилого дома. Фактически же построил 4-этажный (4-я Западная, №27) и 5-этажный (4-я Западная, №29-а) дома. Разгородив их внутри на множество 18- метровых клетушек, он выручил за продажу этого «наножилья» совсем не «наноденьги» – более 120 миллионов рублей.

Глядя на такую удачную схему, Афанасьев собирался рядом, на улице Достоевского, построить ещё один такой же дом, но тут схема начала рушиться: одна за одной стали вылазить недоделки, жильцы дома №27 затребовали техническую документацию, а когда выяснилось, что её нет, пошли в суд с иском о двойной реституции – то есть возвращении сторон в первоначальное положение, при котором Афанасьев должен вернуть гражданам деньги, а они ему – купленные помещения. В мае 2011 года – подчеркиваю, в мае, год назад! — суд иск удовлетворил. Но Игорь Афанасьев (по бумагам) — безработный и гол как сокол, так что заявлявшие иск граждане денег не получили до сих пор. Зато сам Игорь Афанасьев при любезном (а как ещё его назвать?) содействии (и это иначе не назовешь) управления Росреестра по Алтайскому краю вновь зарегистрировал право собственности на помещения (квартиры) в домах №27 и 29-а по улице 4-й Западной, в январе снова получил на них свидетельства о праве собственности, и не удивлюсь, если он уже снова эти помещения продал или продает. По большому счёту он сейчас имеет полное право выгонять граждан из «своих» квартир с помощью судебных приставов. Тут уж, надо думать, закон себя покажет!..

То есть гражданин провернул аферу один раз и собирается проворачивать её еще. И никто – никто! – из государственных органов ему не то что не мешает, но даже, создаётся такое впечатление, и не собирается. Уголовное дело по статье «Мошенничество» после неоднократных обращений граждан в разные инстанции возбудили в декабре 2011 года, но 1 мая 2012 года следователи УВД Барнаула его приостановили на основании п. 1 ч. 1 ст. 208 УПК РФ – «лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено», притом что владелец участков был (и есть!) Игорь Афанасьев, все сделки проводились через Виктора Куклина, так что поиски тех, кого следовало бы привлечь в качестве обвиняемых, должны были занять день. Ну два. Однако полиция сумела потратить на это четыре (!) месяца и после этого развела руками – ну не смогла!

Полагаю, наш читатель даже не спрашивает: как же так? Он и сам все отлично понимает. Городская прокуратура признала решение о приостановке дела незаконным и постановление о нем отменила. Но возбуждено ли дело вновь? А если и возбуждено, то не пинг-понг ли это с имитацией бурной деятельности?

Юридическое косоглазие

В ситуации вокруг домов на 4-й Западной игра идет в одни ворота. Октябрьский районный суд хоть и вынес 19 мая 2011 года по поводу дома №27 решение в пользу граждан, но оговорился, что «допущенные Афанасьевым И.В. нарушения нормативных требований (…) не являлись существенными, в связи с чем данный дом не может быть отнесен к самовольной постройке».

Краевая прокуратура в своём ответе жителям дома №27, повторив этот довод, пояснила, что таким образом Росреестр, заново выдавший Афанасьеву свидетельства о собственности, «действовал в соответствии с резолютивной частью судебного акта». А то, что по этой самой резолютивной части Афанасьев должен был и деньги гражданам вернуть – каждому по миллиону с лишним, – как-то из виду упустили. Такой вот интересный случай юридического косоглазия.

Не потому ли, что непризнание дома №27 самовольной постройкой – оговорка знаковая, золотая: согласно закону лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на неё права собственности. И если бы суд признал дом №27 самовольной постройкой, то Афанасьев не смог бы заново зарегистрировать право собственности. А так получилось, что всем сестрам вроде бы по серьгам. Правда, гражданам серьги достались пластмассовые, а Афанасьеву из благородного металла да с драгоценными камнями. Возможно, после таких случаев русский народ и сложил поговорку: закон что дышло.

Вспомним всех поименно…

Впрочем, суд и прокуратура – это уже последняя стадия. Несправедливо будет не упомянуть другие конторы и конторки, без которых вся эта история была бы невозможна.

Часть квартир в домах №27 и 29-а на 4-й Западной реализованы в ипотеку. То есть граждане взяли на них кредиты. Посодействовали этому ОАО «Агентство по ипотечному жилищному кредитованию» («АИЖК»), ОАО «Краевое агентство по ипотечному жилищному кредитованию» («АЖИК»), ЗАО «Ипотечный агент АИЖК 2011-2», кредиты предоставляли ЗАО «Мосстройэкономбанк», ООО КБ «Алтайкапиталбанк», ОАО АКБ Сбербанк, ОАО «Банк УРАЛСИБ».

Отважившийся на многолетнюю ипотечную кабалу с почти драконовской процентной переплатой гражданин вроде бы вправе предполагать, что ипотечное агентство и банк проверили предлагаемое ему жильё. Более того, процедура проверки предусмотрена и в сумму ипотечного кредита включается за неё плата. Может, в других случаях ипотечные агентства и банки от усердия разбивают себе лоб и стирают коленки, но в случае с домами на 4-й Западной очевидно, что деньги были взяты ни за что. (Однако и ипотечные агентства, и банки при этом тоже требуют выплаты денег, для чего даже обращаются в суд).

А есть ведь ещё Росреестр (теперь — управление Федеральной службы регистрации, кадастра и картографии по Алтайскому краю). Без его готовности зарегистрировать всё, не задавая вопросов, у Афанасьева просто ничего не вышло бы.

Главная же «злая собака», на которую вправе рассчитывать простой человек в подобных ситуациях, – это инспекция по Государственному надзору в сфере строительства, обязанностью которой согласно закону является «предупреждение, выявление и пресечение допущенных застройщиком, заказчиком, а также лицом, осуществляющим строительство на основании договора с застройщиком или заказчиком, нарушений законодательства о градостроительной деятельности, в том числе технических регламентов и проектной документации».

И ведь инспекция про стройку на улице 4-й Западной знала и всё понимала. Например, в ответе Надежде Макаровой, жительнице дома №27, данном в феврале 2011 года, говорится, что «в соответствии с п.1 ч. 2 ст. 49 Градостроительного кодекса РФ к объектам индивидуального жилищного строительства относятся отдельно стоящие дома с количеством этажей не более чем три (выделено в документе. – Прим. «АП»), предназначенные для проживания одной семьи», а дом №27 «изначально строился с отклонением от параметров, указанных в разрешении на его строительство от 25.09.2006, выданном администрацией Октябрьского района…» и «фактически является многоквартирным жилым домом с помещениями общественного назначения».

Еще раньше, в ноябре 2010 года, инспекция в ответе Вере Курочкиной из дома №29-а всё написала и про этот дом: и то, что он никак не индивидуальный, и то, что о начале строительства этого дома застройщик инспекцию не извещал, требуемые по закону документы не предъявлял, и вообще — по целому ряду причин дом «представляет собой потенциальную опасность для жизни и здоровья граждан».

Отличные ответы. Но где же инспекторы были раньше? Да, в 2007 году инспекция обрушилась на Игоря Афанасьева всей тяжестью своего гнева — за самовольное строительство дома №29-а, на который у Афанасьева не было вовсе никакого разрешения, оштрафовала его аж на 3,5 тысячи рублей! (Вот уж, надо полагать, Афанасьев устрашился, учитывая, что 18-метровые комнатки он продавал по цене от 1 млн. 100 тысяч до 1 млн. 700 тысяч рублей). Инспекторам, говорят, не хватает полномочий.

Но, может, им тогда обратиться, к примеру, к законодателям с инициативой расширения полномочий и, если надо, карательных функций?

Отдельный привет хотелось бы передать администрации Октябрьского района, которая и должна контролировать возведение индивидуального жилья. Может, и администрации не хватило полномочий? Тогда она могла обратиться в прессу, в прокуратуру, в другие госорганы – но это только в случае, если бы она действительно была заинтересована в результате. Хотя, с другой стороны, это смотря в каком результате. В данном конкретном случае администрация сработала точно так же, как Октябрьский суд: всем сестрам по серьгам. А насчет того, кому какие достались, уже говорилось.

P.S. В конечном счете все должны получить своё: граждане – деньги, мошенники – наказание. Кроме того, хотелось бы, чтобы чиновники Барнаула и Октябрьского района, на глазах и с ведома которых всё это стало возможным, нашли пути решения проблемы. Но не за счёт горожан и не за счёт бюджета. Думаю, правильно и справедливо было бы, чтобы в подобных историях материальный и моральный ущерб пострадавшим от аферы гражданам возмещали и руководители ведомств, на которые законом возложены функции контроля и которые этими функциями не воспользовались совсем или воспользовались недостаточно. Да чтобы возмещали из личных средств. Предлагаю эту идею рассмотреть депутатам КЗС или Госдумы, вне зависимости от партийности.

P.P.S. Так как моё обращение под статьёй «Чудо чудное» («АП» за 7 апреля 2012 года), в которой приведены подобные факты, к краевому следственному управлению с предложением возбудить по ним уголовное дело по ряду статей УК демонстративно осталось без всякой реакции этого ведомства, данная статья будет направлена Главному федеральному инспектору в Алтайском крае Михаилу Чугуеву, которому, как представителю президента в нашем регионе, полагаю, будет полезно ознакомиться с данными об эффективности работы госорганов, ответственных за состояние законности и за правовую защищенность граждан. Ну и дальше митинги пикеты, толку никакого.

Автор : Тепляков Сергей 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *