ТОЧКА НЕВОЗВРАТА

2059555История всегда открыта, как все знают, и это делает ее непредсказуемой. Тем не менее, при определенных обстоятельствах легче увидеть средне — и долгосрочную перспективу, чем ближайшую, как хорошо показывает коронавирусная пандемия. В краткосрочной перспективе, несомненно, можно представить худшее: перегруженные системы здравоохранения, сотни тысяч, даже миллионы погибших, разрывы цепочек поставок, бунты, хаос и все, что может последовать за этим. На самом деле нас несет волна, и никто не знает, куда она приведет и когда она осядет. Но если заглянуть дальше, некоторые вещи становятся очевидными. 

Мы живем в последние десятилетия в ожидании чего-то фатального, какого-то необратимого и решающего События. Возможно, именно эпидемия коронавируса и станет тем Событием. Пока рано делать точные выводы, но кое-какие процессы в геополитике и идеологии уже стремительно прошли точку невозврата.

Первое: эпидемия коронавируса — это конец глобализации. Открытое общество — это зараза. Тот, кто хочет снести границы, готовит территорию под тотальное истребление человечества. Можно, конечно, усмехнуться, но люди в белых противовирусных халатах остановят неуместный смех. Спасти может только закрытость. Закрытость во всех смыслах — закрытость границ, закрытость экономик, закрытость обеспечения товарами и продуктами.

Второе: резко меняются критерии успеха и состоятельности стран и обществ. В битве с эпидемией не спасает ни китайское богатство, ни европейская социальная система, ни отсутствие социальной системы в США, у которых есть при этом самая большая военная и финансовая мощь. Даже  иранский духовно-вертикальный режим не помогает. Коронавирус срезал всю верхушку цивилизации — нефть, финансы, свободный обмен, рынок, тотальную доминацию ФРС… Мировые лидеры беспомощны. Совершенно иные критерии выходят на первый план: обладание антивирусом и способность к автономному обеспечению жизни для себя и близких в условиях максимальной закрытости.13395259

Мы также не должны игнорировать антропологический шок. Понимание человека в доминирующей парадигме предполагало индивидуумов, которые были отрезаны от своих сверстников, полностью владели собой («мое тело принадлежит мне!»), намеревались внести свой вклад в общее равновесие, постоянно стремясь поставить собственные интересы максимально высоко от общественных, основательно управляемых юридическими контрактами и торговыми отношениями. Именно такое видение homo oeconomicus находится в процессе развала. Вместо того, чтобы жаловаться, люди восхищаются героизмом медицинских работников. Важно заново открыть для себя то, что нас объединяет — трагедию, войну и смерть — как раз все то, что мы хотели забыть: это фундаментальное возвращение реальности.

Но это означает переоценку всех ценностей. Вакцина — это удел тех, кто вирус, скорее всего и разработал, и это нечто ненадежное. А вот закрытость и переход к самодостаточности — это под силу многим. Но для этого необходима многополярность. Малое хозяйство и натуральный обмен окажутся спасительными в условиях тотального обрушения всего. Эпидемия не имеет логики и не щадит ни знатных, ни богатых, ни властных. Она уничтожает всех без разбору, и возвращает людей к простому факту бытия. Может быть, вся мировая экономика и не обрушится в течении нескольких месяцев, но дело идет именно к этому. Все, что современные люди считают «устойчивым» и «надежным» — чистая иллюзия. И коронавирус это ясно и ярко демонстрирует. Фактически, стоит чуть-чуть продолжить логику того, что происходит, дальше, и мы видим, как кончается мир — по крайней мере тот мир, который мы знаем и знали. И появляются первые очертания чего-то другого.

скачанные файлыА теперь, что перед нами? Прежде всего, безусловно, экономический кризис, который будет иметь самые тяжелые социальные последствия. Все ожидают очень сильную рецессию, которая затронет как Европу, так и США. Тысячи предприятий потерпят крах, миллионы рабочих мест окажутся под угрозой, ожидается падение ВВП до 20 процентов. Государствам снова придется впадать в долги, что сделает социальную ткань еще более хрупкой. Этот социально-экономический кризис может привести к новому финансовому кризису еще больше, чем в 2008 году. Коронавирус не будет ключевым фактором, потому что кризиса ждали многие годы, но он, несомненно, станет катализатором. Фондовые рынки начали обваливаться, а цена на нефть упала. Обвал фондового рынка коснулся не только акционеров, но и банков, стоимость которых зависит от их активных холдингов: гипертрофированный рост финансовых холдингов стал следствием спекулятивной активности на рынке, которую они осуществляли в ущерб традиционной банковской деятельности по сбережениям и займам. Если обвал фондового рынка сопровождается кризисом долговых рынков, как это было в случае кризиса субстандартного ипотечного кредитования, то распространение платежных дефолтов в центре банковской системы указывает на общий коллапс.69041

Тогда риск заключается в том, что необходимо одновременно реагировать на кризис здоровья, экономический кризис, социальный кризис, финансовый кризис и, не следует забывать, экологический кризис и кризис мигрантов. Идеальный шторм: это грядущее цунами. Будут также политические последствия во всех странах. Каково будущее китайского президента после коллапса «дракона»? Что произойдет в арабских мусульманских странах? Каково влияние на американские президентские выборы в стране, где десятки миллионов людей не имеют медицинской страховки? Когда все это закончится, вернемся ли мы к привычному беспорядку или, благодаря этому кризису здравоохранения, найдем возможность начать с лучших основ, далеких от демонизма коммерциализации мира, продуктивизма и потребительства любой ценой?

Ещё в 1992 году в книге «Линии горизонта» Жак Аттали обозначил глобалистский идеал будущего как «новое кочевничество». По Аттали — это высший идеал «Торгового строя», который характеризуется свободным перемещением людей и превращением в товар всего, что только возможно (и пока невозможно) представить. Кочевниками становятся как представители элиты нового строя, чувствующие себя дома как в Нью-Йорке, так и в Париже и Гонконге, так и вынужденные перемещаться в поисках работы массы остальных людей. Но теперь, вдобавок ко всему, коллапс! Если раньше кто-то хвастался передвижениями и отрывом от корней, то теперь все остановилось. Ожидалось неминуемое исчезновение границ, а вместо этого видишь везде: Европейский Союз закрывает свои границы (что, оказывается, вообще возможно!) — границы устанавливаются между городами и регионами, между зданиями и людьми. Одна за другой все страны восстанавливают контроль над своими границами — и все аплодируют. В условиях эпидемии, именно эти «кочевники», как богатые, так и не очень, а также массы обездоленных мигрантов превращаются в переносчиков заразы. Сам строй жизни, общества, экономики и политики, который способствовал ускоренному перемещению масс людей демонстрирует свою опасность.unnamedГлавная новизна коронавируса в том, что мир наблюдает за его распространением в режиме прямой трансляции. Когда в 2003-м бушевала атипичная пневмония, а в 2009-м — свиной грипп, человечество еще было не настолько едино: распространение интернета не было практически всеобщим, а жизнь в онлайне не стала правилом для большой части жителей Земли. Сейчас же как сама вспышка, так и реакция на нее, отслеживается всем человечеством и приводит к росту панических настроений среди части населения, что влияет, в свою очередь, на поведение всех остальных и действия властей. При этом фактом, за гранью всякой конспирологии остаётся то, что хвалёные мировые элиты с вызовом коронавируса не справились. Никакой координации действий, никакой сплочённости и эффективности мер, вместо этого — кто в лес, кто по дрова. Границы «Единой Европы» закрыты, страны этого «единого цивилизационного пространства» изолируются друг от друга, предпринимая меры, противоречащие мерам конкурентов. Восточная Европа для Западной — вообще изгой и чёрная дыра, а ведь ещё вчера она была в рамках ЕС. Закрылись друг от друга даже столпы ЕС — Германия и Франция. Америка, ожидаемо и как всегда, закрылась на своём острове, и на остальное человечество ей начхать, в прямом и переносном смысле.

Можно себе представить и более рукотворную природу эпидемии, допустив либо прицельное использование Западом вируса против своих геополитических противников (это объясняет Китай и Иран, но не объясняет Италию и всех остальных) или даже начало прицельного истребления узким кругом человечества, обладающим вакциной, всех этих лишних миллиардов, которых наплодил «прогресс» и «открытое общество». В таком случае «боги чумы» могут оказаться вполне конкретными представителями мировой финансовой элиты, давно осознавшей «пределы роста». Но и в этом случае — особенно если это не начало полноценного глобального геноцида, а лишь проба пера — вывод такой же: те, кто делают вид, что несут за человеческие общества ответственность, отнюдь не те, кем хотят выглядеть. 

Если сам вирус рассматривать как гибридную угрозу, тогда нужно провести идентификацию характеристик, чтобы обозначить средства, которые будут применяться в качестве борьбы с этой угрозой. Поскольку носителем и распространителем инфекции является человек, то в зону особого внимания попадает прежде всего перемещение людей. Следовательно, вопрос состоит в надлежащей изоляции и карантине. На военном языке нанесение поражения противнику означает проведение операций определенного типа, которые могут комбинироваться. Как правило, это истощение (изматывание), дислокация и дезинтеграция. Сравнение с условиями войны можно рассмотреть и с позиции долгосрочной стратегии, а именно — навязывании дальнейших условий мира.

unnamed

И дело отнюдь не в самом «COVID-19». Эпидемия зафиксировала и ускорила те геополитические процессы, которые начались не сегодня. Ведущий торговые войны Китай, присоединившая Крым путинская Россия, «Brexit» и изоляционистский популизм Трампа — все это звенья одной цепи. Перед лицом большой угрозы события начинают развиваться быстрее. Общества, являющиеся в терминологии Сороса наиболее открытыми, меньше всего приспособлены для того, чтобы адекватно противодействовать пандемии. От того, как остальные общества справятся с эпидемией будет зависеть их место в будущей глобальной иерархии. Глобализм в его современном либеральном виде обнулится быстрее двух сроков Путина. Единства мировых элит нет. Однако от наличия единства элит и общества в каждой стране зависит его устойчивость. Если кто-то сумеет повторить опыт Китая, то займёт достойное место в новом мире. Не получится, почти наверняка общество ожидает новый социальный взрыв на фоне углубляющегося кризиса.

Это означает императив к мобилизации, самопожертвованию и социальной солидарности, причём, от тех, кто находится выше всех ожидают больше всего. Это означает такую переоценку ценностей, при которой вообще стоит забыть о каких-угодно поездках на Запад и забыть имена всех представителей отечественной «эстрады». Это означает Чрезвычайное положение и взятие на себя всей полноты ответственности за судьбу страны. Способны ли на это «куршевельские элиты» лишённые не то что патриотизма, но элементарного чувства Родины? Другого выхода нет. Иначе им лучше отправиться сразу на карантин, возможно бессрочный. Чего точно не следует делать, так это пассивно ждать, пока всё вернётся как было, действовать нерешительно, принимать полумеры, не настаивать на своём, стеснятся и оглядываться на Запад. Это источник лжи и лицемерия, и как только он очухается, мобилизовавшись, наплевав, как всегда, на демократию и права человека внутри себя, тут же обрушится на нас, чтобы добить, обвинив в коронавирусе (это им ничего не стоит), если мы будем слабы. Хотелось бы надеяться что ветер истории, успеет к этому времени снести всю ту «пену», которая сегодня не оставляет шансов на развитие и укрепление страны.

1525199981_15348_originalКогда слышишь историю про Уханьский рынок, представляешь себе борьбу летучих мышей с ядовитыми змеями, и их яростный обмен заразой и убийственными микроскопическими стрелами небытия, имеющими форму короны, невозможно отделаться от образа «пузырей ничто». Такое же чувство навевают сводки о падении цен на нефть и обрушении биржевых индексов. Даже война — с ее конкретикой и изначальным пробуждением — не спасает от атак ничто, ведь мотивация современных войн так глубоко погрязла в каких-то материальных, финансовых, нефтяных, коррупционных интересах, утратив свою изначальную чистоту — прямой и непосредственной встречи со смертью. Влияние вирусной эпидемии на способность мобилизовать и правильно распределить ресурсы также можно сравнить с чрезвычайными условиями войны, даже если она ведется необычным способом и не имеет политической цели в классическом понимании.

Если прошедшая глобальная эпидемия — это современный аналог глобальной войны, то у нее должен быть проигравший. А проигравший должен заплатить победителям. Власти Китая скрывали и уничтожали данные о вспышке коронавируса. Как пишет «Коммерсантъ», об этом говорится в докладе разведывательного союза «Пять глаз» (США, Австралия, Канада, Великобритания и Новая Зеландия). Этот 15-страничный документ оказался в распоряжении The Daily Telegraph.
bc9d31eabad20a2e9822091fe75a645d8355b178Фактически Китаю выдвинут ультиматум признать себя потерпевшим поражение, что, кстати, совсем недалеко от истины — его модель экономического развития, ориентированная на экспорт, уничтожена эпидемией, дополнение к этой модели, принятые в 2008 году, когда был принят курс на ускоренное развитие внутреннего рынка, постигла та же участь — внутренний рынок откатился на исходные, а базовое социальное противоречие Китая в доходах между жителями глубинки и побережья лишь обострилось.

Естественно, ультиматум предъявлен Китаю, но в неявной форме — он касается стоящих за ним глобальных структур. Нынешняя мировая война не имеет отчетливых национальных границ — ее субъектами является очень сложный конгломерат национальных государств, корпораций и финансовых группировок — банков и фондов. Уже поэтому нельзя рассматривать происходящее как некую борьбу некой западной коалиции против Китая. Все гораздо сложнее. Китай находится в предельно уязвимой позиции. Он уже потерял десятую часть экономики, и в случае согласия с ультиматумом может потерять еще больше. Отказ от выдвинутых обвинений и принятие вызова может обойтись ему еще дороже. В современном мире санкции — смертельное оружие, и даже то, что они имеют обоюдоострый характер, не отменяет того, что последствия для одной из сторон санкционной войны будут неизмеримо тяжелее. При этом, и с санкциями все не так просто. Санкции уменьшают и без того сужающийся спрос, при том что капитализму жизненно необходимы внешние рынки. Это раньше можно было кого-то показательно наказывать, а теперь получается, что система будет пожирать сама себя, и это при серьёзном дефиците ресурсов.

w322h181fillКитай был нужен мировой экономике, когда она росла. В условиях уже очевидного спада нужда в нем резко сокращается. Скорее, наоборот — снижение доли Китая в мировом ВВП позволит остальным развитым странам быстрее преодолеть последствия кризиса. Китай заплатит за всё. Никак иначе доклад пяти разведок воспринимать нельзя. Доклад предоставляет ведущим странам возможность выхода из мирового кризиса, и нелепо полагать, что они им не воспользуются. Однако здесь есть одно условие — на выборах в США в конце этого года должен победить Трамп. В случае его поражения у Китая появится шанс, так как противники Трампа  и есть те, кому вместе с Китаем сегодня выдвигается ультиматум. Борьба только начинается.

В ноябре 19 года стресс-тест банковской системы Китая показал, что треть системообразующих банков банкротится при падении роста экономики до 4 процентов. В Китае сегодня падение не роста, а самой экономики примерно на 10 процентов. Ни один крупный китайский банк не переживет последствия этого. Их сейчас накачивают деньгами ЦБ, но — это паллиатив, а не решение. Последствия будут еще хуже. Падение прогнозируемого объёма китайской экономики к концу 2020 на пятую часть (5-6 процентов ожидаемого и уже закредитованного роста + ~15 процентов имеющейся экономики, Десять процентов прямых потерь и ещё где-то вдвое меньше отложенных, из за проседания рынков сбыта) это гарантированный могильный камень для любой современной банковской системы, даже будь она и не настолько в долгах. За Китай сегодня нет ни одного хорошего решения, и только одно рациональное — спасать точечные экономические кластеры в надежде на то, что они станут точками роста в будущем, а остальную территорию принудительно опускать в финансовом и экономическом смысле. Что чревато социальной, а затем и политической катастрофой, но любой другой сценарий еще хуже.2020-03-31T202806Z_468713972_RC28VF9A0ZLH_RTRMADP_3_HEALTH-CORONAVIRUS-DOLLAR_1

Италия для сравнения, наступившая абсолютно на все грабли которые вообще имелись и неудачно увернувшаяся от пары воображаемых, по тем же прогнозам потеряет 18 — 20 процентов экономики (из них один недополученный и 17 — 19 имеющихся), то есть уровень потерь относительно рассчётного финала этого года будет аналогичным КНР; другие страны Европы выглядят даже получше. Про печатный станок и его страну как то даже и говорить не приходится. США обладая статусом эмитента мировой валюты, и Европа, имеющая возможность эмитировать пусть и ограниченно, но избыточную массу региональной валюты, могут позволить себе залить свои экономики деньгами. Избыточная денежная масса «рассосется» по другим регионам. Китай не может себе позволить такой маневр, накопленная инфляция ударит по нему самому. Разнообразные клиринговые механизмы вроде торговли за национальную валюту здесь не помогут — это фактически бартер, да и торговать так Китай может лишь с еще более убогими экономиками современного мира — типа нашей или среднеазиатскими.

То что КНР предъявят солидный счет за то что произошло, было понятно с самого начала. Да и сами они это прекрасно поняли, еще до того как «военные сводки» начались передаваться в онлайн режиме из Европы или из США. Ну понятно что Си Цзиньпин, и его ближайшие друзья, держали «марку», возможно думали что WHO (ВОЗ) заплатят, и их, немножко, «пронесет» . Нет конечно. Кроме непосредственно санкций, и новых пошлин (усиление которых, сразу после заявления Трампа, уже начало влиять на биржи, с конца прошлой недели), достаточно почитать статьи в разных западных СМИ, чтобы понять что «гнев» на руководство КНР (а на подсознательном уровне и на его дешевую продукцию) в мире только усиливаются. unnamed

Так что Китай пока наиболее пострадал из экономически значимых стран, но удастся ли навязать ему принять ультиматум — большой вопрос.

Но уже сегодня ясно, что вопрос с ценой на нефть, который крайне беспокоит нас — серьёзно завязан на экономику Китая. Экономики развитых стран уже подорваны, и их восстановление будет упираться в планку от 90 до 85% от начала катастрофы. Без сокращения добычи продолжить позитивный тренд невозможно, а сокращение и без того носит характер отложенного банкротства. Во всяком случае, ряд государств близки к этому состоянию при текущих ценах и вынужденном сокращении добычи и экспорта.
Ситуацию с тем, что сейчас творится на рынке нефти, может усугубить до полной неопределенности, постепенно разворачивающаяся борьба Запада с Китаем, где Запад пытается возложить ответственность за эпидемию на Китай и, соответственно, истребовать с него компенсацию. Понятно, что сделать это будет крайне непросто, но хрупкое равновесие будет подорвано. В условиях возможных санкций или даже открытого конфликта китайская экономика, понятно, будет работать крайне неритмично. А уж в случае конфликта Запад сделает все возможное, чтобы максимально прервать любые поставки в Китай. И в том, и другом случае рынок нефти будет еще раз дестабилизирован, причем никакие меры по сокращению добычи уже не помогут — слишком много нужно будет в таком случае сокращать.

Нефть перестала быть стратегическим товаром, как бы это ни выглядело странно. Ее цена — фактически ноль. Рынок окончательно превратился в рынок покупателя, и продавец на нем право голоса потерял. Ситуация уникальная, к которой вряд ли кто готов. Но теперь это данность, с которой придется жить. Хотя, конечно, тем, кто переживет этот период. А переживут точно не все.

Явно, что Трамп намерен вернуть Америке «былое могущество», то есть гегемонию, а это значит — прищучить «китайского дракона», который в последнее время сильно окреп и стал выказывать претензии на мировое господство. Главная торговая (до вооруженного столкновения дело, хочется надеяться, все-таки не дойдет) война между США и Китаем в условиях мирового экономического кризиса — это то, что не пройдет незамеченным для всего мира. Шандарахнет так, что мало не покажется! Да, американцы понимают, на что они идут: их экономика, по всей видимости, переживет и мировую рецессию, и войну (и не только торговую!) с Китаем. А вот что касается других стран, особенно, с сырьевой экономикой — тут прогнозы самые пессимистические. Понятно, что я сейчас говорю о России. Но экономика — это далеко не единственная проблема, с которой столкнется страна, если все-таки отношения между «орлом» и «драконом» примут характер серьезного конфликта. На РФ это отразится очень сильно. Хотя бы только по тому, что России в данном случае не получится взять нейтралитет. Нужно будет к кому-то присоединяться. Но к кому? Ведь к кому бы, в итоге, мы не присоединились — в любом коалиционном блоке, нужно очень жестко выдерживать свою линию, но, учитывая слабость, а главное зависимость сырьевой экономики России, делать прогнозы, что ей это удастся, — очень рискованно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *