Нелегальные многоквартирники сносят по всей стране.

ИТАР-ТАСС-УРАЛ http://www.itartass.ur.ru/presscentre/elegalnye_mnogokvartirniki_snosyat_po_vsey_strane.html

22августа 2012 года в пресс-центре ИТАР-ТАСС-Урал состоялась пресс-конференция на тему: «Нелегальные многоквартирники сносят по всей стране: кто защитит обманутых дольщиков?» Участники:

Дмитрий Нисковских
Михаил Волков
Инна Колыхматова
Анна Криндач
Александр Малыгин
Алексей Борздый

АУДИОЗАПИСЬ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ:

ВИДЕО 41 КАНАЛА:

 

Администрация Екатеринбурга выражает обеспокоенность: на землях, приобретаемых собственниками якобы для индивидуального строительства, возводятся нелегальные многоквартирные дома. Воспользовавшись пробелами в законодательстве, недобросовестные застройщики регистрируют многоквартирники как индивидуальные дома, квартиры в которых идут на продажу по цене, на порядок ниже рыночной. Однако покупатели зачастую не отдают себе отчет, что в таком доме нет централизованного водоснабжения, тепла и канализации, а сам нелегальный дом подлежит сносу, что ведет к потере его обитателями жилья.
Принудительный снос нелегальных многоквартирников уже происходит в Подмосковье, Иркутске, Казани, Краснодаре, Сочи, Ижевске и других городах, в результате этого жители многоквартирных домов остаются на улице.Сносят ли нелегальные многоквартирники в Екатеринбурге, и как складывается судьба их обитателей? Какую позицию в данном вопросе занимают руководство Екатеринбурга и Свердловской области? Как не стать обманутым дольщиком? Почему законодательство не препятствует строительству многоквартирников, и что нужно в нем изменить, чтобы пресечь практику сооружения подобных домов? Какую позицию занимают суд и судебные приставы в делах о сносе? Является ли квартира в многоквартирнике единственным вариантом доступного жилья для большинства россиян? Кто обычно приобретает жилье в многоквартирниках? Почему застройщиков, сооружающих многоквартирники, не любят соседи?На эти и другие вопросы ответили гости пресс-центра.ИТАР-ТАСС-ВИДЕО смотрите, кликнув по ссылке:http://tass-ural.ru/tassvideo/nelegalnye_mnogokvartirniki_za_i_protiv.html

Михаил Волков: Суть проблемы заключается в том, что сегодня существует два законодательных документа, регламентирующих деятельность застройщиков индивидуальных жилых домов. Первый документ – Градостроительный кодекс, который регулирует процесс строительства в целом, и в котором оговариваются минимальные требования к предоставлению документов для получения разрешения на строительство индивидуальных жилых домов. Для получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию необходимо предоставить пакет документов, минимальный для ИЖС. Второй документ – Закон о дачной амнистии — процедуру ввода индивидуального жилого дома в эксплуатацию практически исключает. Этот документ говорит о том, что построенный дом может быть зарегистрирован в ФРС без процедуры ввода его в эксплуатацию: делается кадастровый пас-порт объекта, и застройщик подает документы на регистрацию объекта. Дачная амнистия продлена до 2015 года, и это значит, что до этого времени законодательно возможно зарегистрировать право на индивидуальный жилой дом без прохождения процедуры ввода объекта в эксплуатацию, без прохождения процедуры идентификации объекта. Именно эта «дыра» в законодательстве дает возможность недобросовестному застройщику, получив разрешение на строительство индивидуального жилого дома, строить на этой территории многоквартирный жилой дом и вводить его в эксплуатацию как индивидуальный. Получается, что застройщик минует все необходимые процедуры, связанные с разрешением на строительство многоквартирных жилых домов, строит на территории, не приспособленной для многоквартирного дома, – на ней нет инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Все мы понимаем: раз эти территории не предусматривались для проживания большого количества граждан, значит, их инженерная инфраструктура рассчитана на проживание определенного количества человек на определенной площади. Застройщики же могут построить тридцатиквартирный жилой дом на тридцати сотках, рассчитанных на одного человека. В итоге плотность населения на этом участке значительно – в тридцать раз — превышает нормативы. Результат – в тридцать раз больше потребление энергии, в тридцать раз больше потребление воды, в тридцать раз больше канализационные сбросы.

Граждане, которые осуществляют нелегальное многоквартирное строительство, по сути, оказывают определенную услугу тем гражданам, которые приобретают это жилье. А любой приобретаемый продукт должен иметь гарантию качества. Но законодательно ИЖС выведено из-под этого требования, потому что законом предусмотрено, что гражданин, строя себе дом, не может нарушить свои права – он строит дом для себя, и сам себе гарантирует качество. В данном же случае получается, что гражданин строит дом якобы для себя, но по факту он строится на продажу. Поэтому граждане, покупающие в этом до-ме жилье, приобретают продукт без всякой гарантии.Дмитрий Нисковских: Ситуация, когда многоквартирный дом продается по долям, нетипичная. В практике есть случаи, когда жилье делится в результате перехода по на-следству или по обоюдному согласию родственников. То, что происходит сегодня, – искусственное разделение имущества на доли с целью последующей перепродажи. Михаил Михайлович правильно сказал, что граждане, которые приобретают долю, не приобретают никакое имущество. При этом бремя содержания объекта будет лежать на всех собствен-никах.

Данная проблема — проблема тех территорий, где есть экономическая целесообразность подобного бизнеса. В других городах Свердловской области тоже есть многоквартирное жилье, разделенное на доли. Но делится жилье по наследству между родственниками, очень редко доля продается «на сторону». В Екатеринбурге же эта проблема носит более массовый характер. Она привела к мнимым отношениям, созданным искусственно для ухода от ответственности, связанной со строительством многоквартирных жилых домов, для того, чтобы в упрощенном порядке использовать схемы и извлекать коммерческую выгоду.
С точки зрения судебной практики существует ряд длящихся судебных процессов, например, по строительству в Арамиле. Пока прецедентов по сносу подобных объектов нет, но я не исключаю, что они появятся.Инна Колыхматова: Исполнительные производства, касающиеся данной проблемы, в Свердловской области не возбуждались. Но категория «Снос незаконно возведенных строений» присутствует на исполнении в структурных подразделениях Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области. К сожалению, можно констатировать, что с 2012 года такая категория резко увеличилась. В 2010 году исполнительные производства, которые были окончены фактическим исполнением в связи с добровольным исполнением требований должниками, составляли существенную долю – 55 производств. В первом полугодии 2012 года только 8 должников добровольно своевре-менно исполнили требования исполнительного документа. При этом хотелось бы подчеркнуть, что требования судебного исполнителя-пристава по сносу незаконно возведен-ных строений основано на решении суда, вступившего в законную силу, и процедура ис-полнительного производства всегда предусматривает наличие срока для добровольного исполнения. Но, так как должники практически не исполняют добровольно предписания, к ним применяется мера административной ответственности или мера уголовной ответственности (для юридического лица). При этом, если рассматривать категории должников, можно увидеть, что большую часть – 95 процентов – составляют физические лица. Поэтому мы в основном привлекаем нарушителей только к административной ответственности, к уголовной ответственности – практически нет.

Анна Криндач: Наше общественное объединение включает огромное количество об-манутых дольщиков – более 40 тысяч. И мы считаем, что незаконное малоэтажное строительство в Екатеринбурге – афера чистой воды, которая, возможно, не могла осуществиться без попустительства со стороны властей и правоохранительных органов. Малоэтажное строительство требует определенного времени для реализации — за одну ночь на участке дом не появится. При этом параллельно застройщик реализует квартиры, то есть доли. По прошествии одного года неожиданно власти узнают о незаконном строительстве и подают в суд, который абсолютно законно признает данное строение подлежащим сносу. Круг замкнулся – люди лишаются и жилья, и вложенных денег. При этом мы не сни-маем ответственности с прокуратуры, осуществляющей надзор за соблюдением законов.

Алексей Борздый: Людей никто не обманывает. Когда они покупают жилье, им пока-зывают разрешение на строительство, в котором указано, что строится индивидуальный жилой дом. Проблема в том, что в городе нет доступного жилья: невозможно за 2 мил-лиона купить однокомнатную квартиру.

Александр Малыгин: Я живу в поселке, в котором ведется нелегальное многоквартирное строительство. К нам специально приезжали люди, чтобы жить в тишине, подальше от города и суеты. Теперь же рядом с нашими домами строятся трехэтажные многоквартирники, при этом строятся на небольшой возвышенности. Рядом с домами якобы оборудованы стоянки для машин – в итоге весь тротуар заставлен автомобилями. Мы не против новых людей, но разрушать наш быт не нужно.

Дмитрий Нисковских: Проблема заключается в существующих правовых пробелах. Напрямую закон дает лишь понятие многоквартирного жилого дома и не дает определения индивидуального жилого дома. Есть только различные ссылки в нормативных актах, которые дают какое-то описание индивидуального жилого дома. Именно отсутствие этого понятия и отсутствие полномочий надзирающих органов за контролем строительства таких домов является причиной того, что появляются нелегальные многоквартирники. Выявить факт мошенничества можно и на стадии строительства, но полномочий прийти и проверить ни власть, ни правоохранительные органы не имеют.

Сегодня мы от субъекта готовим комплекс предложений, в котором, в том числе, предусматривается понятие «индивидуальный жилой дом».Михаил Волков: Мы не появляемся «вдруг» тогда, когда объект уже построен. Мы появляемся тогда, когда граждане, проживающие рядом с этим домом, начинают бить тревогу. Мы выдаем разрешение на строительство, человек начинает строить, но как определить, строится это индивидуальный жилой дом или многоквартирный? Идентифицировать это можно будет только тогда, когда появятся квартиры.

Если суд примет решение, что дом нужно сносить, что будет с его жильцами?

Михаил Волков: В этом случае мы будем вынуждены решать вопрос с жильцами в рамках расширения закона об обманутых дольщиках Свердловской области. Этот документ предписывает власти необходимость предоставления бесплатных земельных участков застройщику для того, чтобы он на сумму этого участка построил жилье для обманутых дольщиков.

Есть данные, сколько нелегальных многоквартирников построено в Екатеринбурге?

Михаил Волков: По нашим данным – 46 домов. По данным Уральской палаты недвижимости цифра перевалила за сотню.

Оставляя людей жить в многоквартирных домах, не дадим ли мы тем самым на-дежду другим людям, что и они смогут «проскочить»?

Дмитрий Нисковских: Сегодня мы пытаемся решить проблему, которая складыва-лась на протяжении десятилетий. Все проблемные объекты известны, те, которые находятся в строительстве, передаются добросовестным компаниям. Но хочу отметить, что Закон об обманутых дольщиках Свердловской области будет распространяться только на те случаи, когда люди стали жертвами мошенников до вступления данного закона в силу. Во всех остальных случаях люди, приобретающие доли в индивидуальном жилом доме, при признании дома самовольной постройкой берут риск на себя.

Гуманные решения судов обусловлены терпимостью по отношению жильцам или высоким качеством домов?

Михаил Волков: Администрация подает иск на гражданина, поэтому суд характери-зуется как общегражданский. Общегражданский суд в случае спора всегда идет на стороне гражданина. Поэтому по России статистика такова, что в случаях, когда исковое заявление подает Администрация, суд ею проигрывается. Единственный прецедент, когда иск был удовлетворен в сторону Администрации, случился в Мытищах. Все остальные случаи принятия решения о сносе такого объекта были приняты в адрес граждан, подающих иск, — тех, кто живет в близости от многоквартирников. Когда в суде стоят два гражданина, то рассматривается право того гражданина, который этим правом обладал ранее, а не того, кто пытается это право приобрести. Поэтому правильного решения будет проще добиться, если граждане, чьи права нарушены, будут подавать иски в суд и будут восстанавливать свои права. Мы же в свою очередь будем оказывать им максимальное содействие, чтобы суд уже не смог рассматривать действия Администрации как направленные на ущемление прав гражданина.

Что будет с теми нелегальными многоквартирниками, которые уже построены?

Михаил Волков: Конечно, мы будем настаивать на том, чтобы эти дома, если процедурно это возможно, были приведены в надлежащее состояние. Но, с другой стороны, после признания домов самовольно построенными в процесс должны включаться и другие органы власти.


 

Анна Криндач.  Доклад на пресс-конференции(полностью):

Мы считали и считаем, что незаконное малоэтажное строительство в Екатеринбурге является аферой чистой воды. Возможность этой аферы, не могла бы с успехов осуществиться без явного попустительства со стороны администрации города Екатеринбурга и правоохранительных органов, которые должны осуществлять контроль за соблюдением законности в сфере строительства жилья.

Смысл существования государства в обеспечении безопасности своих граждан. И оно для того и существует, чтобы человек мог безнаказанно совершать определенные ошибки, а не жил как на минном поле.

Преступность построения так называемым застройщиком-мошенником такого дома, судя по заявлением наших чиновников, сомнений уже ни у кого не вызывает.

Итак: любое малоэтажное строительство происходит в течение какого-то отрезка времени. То есть спонтанно, за один день или одну ночь, дом на выделенном участке под индивидуальную застройку не появляется. Это еще, учитывая то, что во время возведения данного дома застройщику нужно время на реализацию квартир. А так как стоимость их не большая, то он успешно продает все квартиры еще на этапе строительства. В конечном итоге, прибыль получают все участники этой пирамиды.

По прошествии, как мы видим, одного или двух лет, «НЕОЖИДАННО» городская администрация узнает о незаконном строительстве. И вроде бы на законных основаниях подает в суд, который абсолютно законно признает данное строение подлежащим сносу. Круг замкнулся. Люди лишаются и жилья и вложенных денег. Армия обманутых дольщиков пополняется. С прибылью остается застройщик, и чиновники, обязанные контролировать строительный рынок Екатеринбурга.

Также не снимается  ответственность с прокуратуры, осуществляющей надзорные функции за исполнением законности.  Если бы при возникновении подобной ситуации застройщик и иные, лоббирующие его интересы, лица не имели возможности получать прибыль с этой аферы, то данная ситуация не могла бы развиваться в принципе. И обвинять в не знании и в юридической неграмотности простое население, покупающее в этих домах жилье – это перекладывание проблемы с больной головы на здоровую.

Поэтому мы уверены, что ответственность за незаконное строительство и получение с этой аферы прибыли полностью лежит на чиновниках и контролирующих правоохранительных органах. Вины с застройщика тоже никто не снимает.

Я понимаю, что мошенник-застройщик занимается мошенничеством, это его работа, он на этом деньги зарабатывает. Меня интересует, кто-нибудь в правоохранительных органах за это сел? Они были обязаны возбудить уголовные дела по этому преступлению. Где уголовные дела?

 Так как попустительство и халатность, которые ведут к особо тяжким последствиям, является уголовным преступлением. А последствия для людей, которые купили квартиры в этих домах по, так называемой дешевой цене, очень тяжелые. Люди лишились крова, всех сбережений. То есть, для многих из них жизнь закончена. По сути людей выгнали на улицу из последнего жилья, превратив их в бомжей. И они готовы на любые крайности – самоубийства, сходят с ума. Последствия по тяжести этого всего абсолютно не предсказуемы.  И доведение людей до такого состояния – это уголовное преступление. Кто-нибудь сел? Лишился своих погон, должности?

Почему государство поощряет подобного рода мошенничество?

Когда преступник безнаказанно совершает преступление – это чудовищно! Но где государство, чем оно занимается? Почему такая безнаказанность застройщиков-мошенников в нашем государстве? Это не понятно.

Наши люди доверчивы, они верят авторитетам. Документы у застройщика в порядке, значит, можно покупать квартиры в этих домах. Ведь все это происходит в нашем правовом государстве, которое их должно защищать.

Государство должно страховать людей от их собственной глупости.

Но реклама, продажи через агенства этих квартир спокойно проходят в открытом доступе, и никто из контролирующих и правоохранительных органов этого не замечает. Все происходит абсолютно в открытую, никто не таится, мошенник действует совершенно свободно. Значит, он не боится и уверен, что ему все это сойдет с рук.

Например, Избирателей 112. Реклама – Группа компаний Уральская крепость, строительная компания ФРОНТ СТРОЙ. Шла мощная реклама.

Никто из-под полы, скрыто данные доли не предлагал.

И государство, которое должно защищать интересы своего населения от таких мошенников, то есть не допустить открытых работ по строительству и продаже квартир в таких домах, свои функции не выполняет.

В течение нескольких лет в масштабах всей страны, по словам чиновников,  идет незаконное малоэтажного строительство. Если оно незаконное и длится такой длительный период, почему до сих пор никто из ответственных лиц не лишился должностей и не понес уголовного наказания?

СНОС ДОМОВ – ЭТО ПОЗОР ДЛЯ НАШЕГО ГОСУДАРСТВА!

Государство виновато, так как оно допустило строительство, допустило регистрацию и допустило сделку. Но когда все это закончилось, у нас отвечает покупатель, который в принципе, не должен за это отвечать.

Обманутые дольщики никогда не смогут получить денежные средства, которые они затратили на покупку этих квартир в нашем государстве. У них могут быть только решения судов, что их обманул застройщик, компенсация указана в этих решениях, но получить ее они не смогут.

Огромное количество таких судов, споров по стране. И не понятно кто за этим следит? Сначала дают возможность построить, а потом в судебном порядке людей лишают и имущества и денежных средств.

Не понятно почему нельзя устранить нарушения в этих домах? Почему нельзя закрыть глаза на небольшие нарушения? Если люди живут, их все устраивает, почему надо сносить дом, превратив людей в бомжей?

 

Основная причина в том, что государственные органы не хотят и не жалеют выполнять свои обязанности и российский чиновник отказывается от какой-либо ответственности. И менять законы – это дело третье. Чтобы законы исполнялись, надо сначала добиться выполнения ответственности за свою работу у чиновника.

 

C начала 2012 года в Екатеринбурге было снесено три самовольно построенных объекта. Кроме этого, на начало марта 2012 года выявлено 12 объектов, строящихся без всех необходимых разрешений, и 5 объектов, введенных в эксплуатацию без разрешения контролирующих органов. А в среднеуральском регионе сейчас строится более 100-ни таких домов.

Дома расположены по адресам: ул. Дивизионная, д. 1; ул. Дивизионная, д. 3; ул. Дивизионная, д. 3а — эксплуатация; ул. Тополиная (проектное название Озерная), д. 12 — строительство; ул. Озерная, д. 13; ул. Медиков, д. 5; пер. Облепиховый, д. 42; пер. Облепиховый, д. 44; пер. Облепиховый, д. 29; пер. Облепиховый, д. 31; пер. Крымский, д. 14; пер. Нейвинский, д. 15; ул. Избирателей, д. 107, литер А, А1, А2; ул. Избирателей, д. 107, литер Б; ул. Избирателей, д. 112; ул. Достоевского, д. 107; ул. Достоевского, д. 109; ул. Достоевского, д. 111; ул. Молодежи, д. 2Б; пер. Ершова, д. 116 / пер. Зеленый, д. 21; ул. Орловская, д. 77; ул. Орловская, д. 50; ул. Орловская, д. 75; ул. Лукиных, д. 40; ул. Хасановская, д. 70; ул. Хасановская, д. 49.

Криндач Анна Вадимовна,

Председатель Общественного Движения

«В защиту прав участников строительства жилья Свердловской области»

22 августа 2012 года

 

Нелегальные многоквартирники сносят по всей стране.: Один комментарий

  1. Давно пора навести порядок по вопросу малоэтажного долевого строительства. Почти все жители Уралмаша в курсе, что за 700-800 тыс. руб. можно приобрести однокомнатную квартиру. Мой знакомый приобрел такую два года назад, до сих пор не имеет документов на право собственности на квартиру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *