Недоучки широкого профиля

Министерство образования собирается сократить список профессий, которые можно получить в российских вузах.

Не обращая внимания на критику со стороны оппонентов, министр образования Дмитрий Ливанов продолжает «оптимизировать» российское вузовское образование. Как сообщают «Известия», в недрах возглавляемого им ведомства созрела идея существенно сократить список специальностей, которые можно получить в высших учебных заведениях. Под готовящуюся «зачистку» бюджетных мест подведена идеологическая база в духе рыночного фундаментализма.

По мнению ее инициаторов, перечень профессий, по которым можно получить подготовку в российских вузах, является избыточным с точки зрения потребностей на рынке труда. Таким образом, из нынешних более чем 500 специальностей высшего образования достаточно оставить около 100. Этого, по мнению реформаторов, вполне достаточно для удовлетворения кадровых запросов неприхотливой российской «экономики трубы».

Формула грядущей «зачистки ВУЗов выглядит довольно просто. Как указывают чиновники из Минобрнауки, в официальных списках-классификаторах до сих пор значится много профессий, которых уже «почти нет» или они не востребованы рынком труда из-за своей узкой направленности. При этом современные специальности в номенклатуре образовательных услуг вузов, якобы, напротив, отсутствуют. По мнению министра Ливанова, при быстро меняющейся рыночной конъюнктуре требуется подготовка специалистов широкого профиля. Эту цель предполагается достичь посредством перехода со «специализации» на некие универсальные «направления».

Надо заметить, что данный подход находится в русле концепции реформы образования, которую уже давно проводят российские власти. Она предполагает расчленение единого образовательного процесса в высшей школе на два уровня — бакалавриат и магистратуру. Собственно говоря, упомянутые Ливановым «направления» уже присутствуют в рамках программ бакалавриата. Напомним, обучение по этой системе , в отличие от стандартной модели, рассчитано на 4 года. По мнению большей части преподавательского сообщества, это не дает возможности подготовить полноценного специалиста, зато в полной мере соответствует заимствованным на Западе стандартам высшего образования. Главным достоинством «дипломированных недоучек» можно считать способность оперативно «переквалифицироваться» в соответствии с быстро меняющимся спросом на глобальном рынке труда. Но для модернизационного и технологического прорыва знаний у таких «национальных кадров» явно недостаточно.

Собственно говоря, авторы инициативы по сокращению ВУЗовских специальностей не скрывают, что одним из поводов затеять скандальную реформу стало стремление российских властей «идти в ногу» с «прогрессивным миром». Оказывается, в 2011 году ЮНЕСКО утвердила новую версию Международной стандартной классификации в образовании (МСКО). В результате предстоящего «секвестра» профессий некогда эталонная система высшего образования скукожится в пять раз. Втянуть Россию в «образовательное ВТО» можно только за счет приведения в соответствие («гармонизации») отечественных классификаторов с параметрами МСКО. При этом, разработчики нововведения ссылаются на то, что будущие «профессионалы широкого профиля» по достоинству оценят обновленный список российских вузовских специальностей при поиске работы за рубежом.

Эксперты с мнением чиновников соглашаться не спешат. Как нетрудно догадаться, реорганизация профессий ударит как по преподавателям «невостребованных» специальностей, так и по самим учебным заведениям, которым придется в «добровольно-принудительном» порядке отказываться от приема абитуриентов по «нерыночным» специальностям. В том числе, и на финансируемые государством бюджетные места. К тому же, высшим заведениям придется на ходу менять учебные программы, «вымарывая» целые учебные курсы. Подобная экономия, скорее всего, обернется расширением презентованного главой Минобраза резонансного списка «неэффективных вузов».

К сожалению, специалисты могут назвать и другие экономические резоны для сворачивания пока еще действующей системы подготовки высококвалифицированных кадров. Вступление России в ВТО неизбежно приведет к дальнейшей деиндустриализации и структурной деградации отечественной экономики. Поэтому, многие из 500 ныне существующих специальностей будут попросту невостребованы российской «экономикой торговой лавки», для обслуживания которой (вместе с разбухшим добывающим сектором) вполне достаточно «специалистов» «широкого профиля».

Правда, эксперты заранее хоронить российское высшее образования эксперты пока не советуют. Разрабатывая план сокращения «неэффективных» ВУЗов и «лишних» специальностей, чиновники явно не учли социальный фактор. Тем временем, новая реформа Минобраза может стать роль той пресловутой последней капли, которая переполнит чашу терпения общественности. Министр образования уже сегодня представляется едва ли не идеальной кандидатурой на роль «стрелочника» для партии власти.

Правда, как показывает практика, отставка главы ведомства отнюдь не гарантирует отмену запущенной им разрушительной реформы. Тем не менее, депутат от фракции КПРФ, член комитета Госдумы по образованию Николай Разворотнев отметил, что «…чем быстрее мы выгоним Ливанова с этой должности, тем успешнее будет работать ведомство».

 — В том числе, за счет отмены предложенного министром сокращения списка специальностей?

— Да. Я, как человек, занимавшийся подготовкой кадров для металлургической промышленности, не понаслышке знаю, что такое вырастить профессионала. Медведев, выступая с отчетом перед Думой сказал, что Ливанов это не рубль, чтобы всем нравиться. Любопытно, что премьер оценил министра довольно дешево. Будучи президентом, Дмитрий Медведев часто рассуждал о модернизации. Призывая создавать предприятия инновационного характера, что предполагает наличие технических специалистов высокого уровня. В последнее время премьер не выступает с этой инициативой. В это время продолжается «утечка мозгов» за рубеж, выращенные в России профессионалы поднимают экономики других стран. Нашим рынком они, как выясняется, не востребованы. Если новация Ливанова пройдет, мы получим тот же эффект, что и от придуманного им «рейтинга эффективности» вузов. Получается, что государство не формирует рынок труда, создавая высокоэффективные рабочие места, а идет на поводу у «невидимой руки».

Конечно, мы в свое время чрезмерно наплодили юристов, экономистов и менеджеров всякого уровня. Нам сейчас предлагают удариться в другую крайность. Сомневаюсь, что после сокращения перечня вузовских специальностей мы найдем слесаря или сварщика высокой квалификации. Тем более, что упор планируется делать на обучение по неким неопределенным «направлениям».

 — Но в целом двухуровневая системе образования жизнеспособна?

— После 4-х лет обучения в стенах высшей школы мы будем получать недоделанных специалистов. Сомневаюсь, что такие «специалисты-полуфабрикаты» будут востребованы рынком. Хотя на уровне декларации ставится именно такая цель. Фурсенко сделал все для того, чтобы угробить систему начального профессионального образования. Если бы сегодня что-то предлагалось взамен, еще можно было бы порассуждать.

С мнением парламентария согласен профессор Российской академии образования, доктор педагогических наук Яков Турбовской. Он считает, что решение сократить количество специальностей в вузах нельзя рассматривать в отрыве от курса властей в сфере образования в целом. «Для того, чтобы принимать такое решение желания отдельного министра недостаточно. Под него должна быть положена очень серьезная аналитическая основа, прошедшая обсуждение в вузах и преподавательском сообществе. Отдельное ведомство не может присвоить себе методологическую функцию. Это прерогатива Академии наук и Российской академии образования.

 — Какую роль должно играть государство на рынке труда?

— Нужно четко знать, какие тенденции будут на рынке труда через 10 лет. Это серьезная прогностическая работа. А любые необоснованные, волюнтаристские решения приводят к тому, что страна живет одним днем. Допустим, сегодня такая-то специальность не востребована, а через пять лет что будет, неизвестно. Без прогноза и научных обоснований принимать такие решения невозможно. Пора перестать штамповать приказы по проблемам, которые требуют осмысления и взвешенности. К сожалению, наше руководство склонно к кампанейщине. Но образование это не лошадь, которую можно поворачивать туда-сюда по прихоти. Идея, что рынок труда должен определять спрос на те или иные профессии, сама по себе порочна. Рынок это стихия, зачастую слепая. Спрос на профессии должны определять службы, которые анализируют тенденции развития экономики и ее потребности. Не просто определяют их, а формируют. Результаты принятого сегодня решения отразятся на состоянии нашей экономики через 8-10 лет.

 — Как отразится готовящаяся мера на фундаментальной науке?

— С точки зрения наших либералов-рыночников такие специальности в науке не востребованы, а значит, подлежат ликвидации. А надо наоборот, перефразируя, если фундаментальные специальности не востребованы рынком, тем хуже для него. Государство должно создавать научную инфраструктуру. Приведу такой пример. Когда мы живем в квартире на 10 этаже, то нам, наверное, до фундамента здания особого дела нет. Но на самом деле дом стоит на нем, без него он просто обрушится. Разрушать предпосылки для фундаментальной науки означает разрушать то здание, на котором стоит общество. Это безграмотный формально управленческий подход скопом ликвидировать все специальности только потому, что они не востребованы рынком. Это близорукое и антигосударственное решение.

Автор : Василий Ваньков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *