Ледяная избушка: период мнимого благополучия

А ведь и правда, наше путинское настоящее — самые сытые годы в российской истории, время благоденствия и процветания. В определённом статистическом смысле. Кто будет спорить, что автопарк населения увеличился на порядок в сравнении с советским периодом? Безусловно, возросло и количество стиральных машин, кухонных комбайнов, электрических мясорубок, не говоря уже о ноутбуках, мобильных телефонах и доступе к интернету. Доступнее стал и досуг, от евроатлантической заграницы до аквапарка на кольцевой дороге. Факт, однако: народ стал «более лучше» одеваться и кушать — неумолимая статистика гласит, что потребление мяса на душу населения с советских времён к 2012 г. возросло на треть

Стоп. Какое мясо?

По прочтении доклада ИГСО у меня возникло непреодолимое желание углубиться в данные Росстата и зарубежных статистических баз. Потому что, во-первых, неуклонное улучшение качества жизни населения ведёт к увеличению её продолжительности и падению смертности. А в этих показателях существенные изменения мне неизвестны. Более того, вражий голос в виде црушного утверждает , что по ожидаемой продолжительности жизни из бывших союзных республик ниже РФ находится на 2012 г. только Таджикистан (Россия — 164-е место и 66,46 лет, Таджикистан — 165-е место и 66,38). По уровню смертности Россия в 2012 г. занимает почётное 11-е место из 231, пропустив вперёд лишь африканские страны с эпидемией ВИЧ, Афганистан, Болгарию и Украину.

Во-вторых, больной вопрос с мясом. Я в России очень редко встречаю мясо. Хорошо помню мясо и мясопродукты в позднем СССР, в настоящее время, по моим наблюдениям, они находятся в открытом и лёгком доступе в дальнем и даже ближнем зарубежье. В странах бывшего соцлагеря и других небогатых государствах настоящее, хорошее мясо и птицу можно встретить даже в самых дешёвых харчевнях.

В России же мясо найти очень трудно, стоит оно, мягко говоря, недёшево —  качество не гарантировано, а достать его легче всего в пределах МКАД. В Замкадье любители мяса сбиваются в стайки и обзаводятся своим человеком в деревне, где достоверно существует скот. Кто любит мясо не настолько сильно, ищут съедобное, пусть несвежее, мясо в магазинах, тестируя продукт на кошках.

С молоком, молочными и мясопродуктами проще: в последние годы появились во многих городах белорусские лавочки, а колбасу и сыр можно ввозить из-за рубежа. Так и делают многие из >3% россиян, которые бывают заграницей более 1 раза в год (да-да, дорогой читатель, именно столько на 2012 г,. и ни долей процента больше). Знаю одно питерское семейство, которое возит из Финляндии молоко. Помню диалог в магазине белорусских товаров: пожилая дама рассказывала продавщице, что раньше приходилось возить колбасу из Италии. Если за границу ещё не пора, белорусов поблизости нет, а колбаса уже закончилась, есть ещё один выход — покупать лежалый товар в «супермаркетах премиум класса».

Так и с остальным питанием. Овощи пластмассовые? — Езжай к бабке в деревню. Хлеб резиновый? — Заводи хлебопечку, пеки сам. Именно сам, потому что за сотню тоже не купить настоящего хлеба, и туда среднероссийский бизнес непременно добавит ведро гороха и «улучшителей». Лениво, времени нет, дорого, недоступно? Вообще не задумывался над этим? Жри пластиковую кашу (см. пророческий фильм Данелии «Кин-дза-дза»). Дома, в офисной столовой, в кафе, в большинстве ресторанов — везде эта каша.

Вот и не стоит удивляться, что в бедном Азербайджане, где мяса и яиц на душу населения едят в 2 раза меньше, чем в РФ, ожидаемая продолжительность жизни на 5 лет дольше, а по текущей смертности между нашими странами пропасть в 115 государств. Видимо, в братской республике потребляют другие продукты питания, не пластиковые. И объясняется это не зоной экстремального земледелия или «российской ментальностью», а тем, что горизонт планирования бизнеса в РФ — от 1 до 3 лет, а инвестиции в производство качественной продукции «отбиваются» лет за 5-10, в лучшем случае. В государстве, где здание завода могут отобрать, рабочих уволить, а хозяина посадить только потому, что в городе сменился мэр, ведение бизнеса возможно только из расчёта на сверхприбыль. Так что хорошей еды при этой модели капитализма можно не ждать.

Посмотрим, намного ли улучшилось ли качество жизни по другим параметрам за сытые нулевые, когда нефтяные доходы возросли на порядок в сравнении с 1990-ми?

Совокупная оплата труда наёмных работников, включая скрытые и смешанные доходы, в абсолютных цифрах с 2000 по 2009 г. выросла почти в 7 раз — с 2937 млрд руб. до 20230 млрд. (см.: Социальное положение и уровень жизни населения России. 2010. Далее все данные по этому сборнику). Но чьи это доходы? Насколько выросла зарплата рабочего, насколько — совокупный доход начальника жэка?

Оценочная численность безработных в 1995 и 2009 гг. — 6684 и 6162 тыс. чел., а общее число занятых в экономике даже немного выросло — с 66,3 млн до 67,3 млн чел. (при сокращении численности населения). Население с доходами ниже прожиточного минимума в 2000 г. — 29%, в 2009 — 13,2%. Всё хорошо, прекрасные маркизы?

Согласно российской статистике, официальная оплата труда наёмных работников включает собственно зарплату (в т.ч. 13% НДФЛ) и отчисления на социальное страхование. Если не принимать во внимание последние (их работник в цифрах не видит вообще), собственно зарплата лишь в 2 раза превышает «скрытую оплату и смешанные доходы», т. е. каждый третий рубль, полученный работником, выплачен «по-чёрному». Эта пропорция сохраняется в неизменном виде, по меньшей мере, с 2004 г., а «чёрные» доходы наёмных работников «определяются балансовым путем как разница между суммарными расходами на все нужды домашних хозяйств, включая прирост их финансовых активов за минусом обязательств и формально зарегистрированными доходами».

При этом отсутствуют данные, как распределяются эти деньги между домохозяйствами из разных групп доходов, т. е. сколько досталось автослесарю мимо кассы, а сколько получил в виде взятки чиновник. Но региональные различия совокупных доходов можно оценить: конечное потребление московских домохозяйств (на душу населения) примерно в 3 раза больше, чем в среднем по Центральному федеральному округу, за исключением Московской области (там разница с Москвой только в полтора раза). Наиболее низкое потребление — в кавказских республиках, особенно в Чечне и Ингушетии (ниже московского в 9-10 раз).

Часто приходится слышать и читать, что коэффициэнт Джини у нас вполне на уровне США, социальное расслоение неопасно. Но может ли коэффициент Джини быть показателем социальной напряжённости в стране, где 71% накоплений принадлежат 1%, среди «верхних» 10% примерно половина по уровню доходов еле дотягивает до британского lower middle class, в то время как другая часть, открытая статистика по которой недоступна, сопоставима с upper middle, занимая должности в государственных учреждениях? Вопрос риторический.

Более 60% российских семей не в состоянии позволить себе ни недельный отпуск вне дома даже один раз в год, ни оплатить образование детей, около половины не могут позволить себе пригласить друзей в гости хотя бы раз в месяц. 20% не имеют средств на оплату коммунальных услуг и покупку новой одежды взамен поношенной. Зато если смотреть «в среднем по больнице», видна картина потребительского рая.

Посмотрим и с другой стороны. Почему-то возросло количество впервые зарегистрированных заболеваний — с 730,1 на 1 тыс. населения до 802,5. А вот численность больничных коек планомерно сокращается: в 1995 г. их было 125,8 на 10 тыс., в 2000 — 115, в 2009 — 96,8.

Количество зарегистрированных преступлений практически не изменилось: 2952 тыс. в 2000 г., 2995 тыс. — в 2009. Двукратное в сравнении с 2000 г. сокращение смертности от убийств к повышению уровня жизни отношения не имеет, это итог стабильности: когда передел собственности на макроуровне в целом состоялся, в регионах тоже сменили формы борьбы на более цивилизованные.

Естественная убыль населения вроде бы с 2005 г. неуклонно снижается, но за счёт чего? С 2004 по 2009 г. почти в 4 раза выросла миграция из-за пределов РФ (со 119 тыс. до 580 тыс.), а миграция между регионами страны, напротив, снизилась с 852 тыс. до 766 тыс., т. е. начинается процесс замещения внутренней миграции внешней. Внутри страны едут прежде всего в Москву и Московскую область, уезжают — с Севера, Дальнего Востока, из кавказских республик и крупных провинциальных городов. Из 28 мировых городов-рекордсменов по депопуляции 11 российских (Нижний Новгород, Саратов, Пермь, Санкт-Петербург, Самара, Уфа, Воронеж, Волгоград, Челябинск, Омск, Новосибирск). При этом интересно, что вопреки расхожему представлению о тотальном вымирании деревни, соотношение городских и сельских жителей не изменилось с 1989 г. (73% и 27% соответственно).

Коэффициент детской смертности вроде бы снизился более чем в 2 раза, но можно ли доверять этим данным?

О качестве и опасности жизни в РФ косвенно свидетельствуют цифры соотношения мужчин и женщин по возрастным группам. В 2010 г. количество мужчин в группах от 0 до 29 лет превышало женщин; в группе 30-34 года женщин уже на 2% больше (в 2002 г. различие было в 10 раз меньше), среди 35-39-летних — на 3% (2002 г. — столько же), в группе 60-64 года разница достигает чудовищных 30% (как и в 2002 г.), а до 85 лет доживает в 8 раз больше женщин, чем мужчин. Т. е. положительная динамика отсутствует, примерно с 30 лет мужчины начинают интенсивно вымирать. Догадаться о причинах нетрудно. Большинство мужчин России предпочитают нехитрый и рискованный для здоровья досуг, но явно это не главный фактор. Громадный разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин наблюдается среди стран Европы только в РФ, однако наша страна далеко не лидер по потреблению алкоголя и никотина. Поэтому на первый план выступает качество психоактивной продукции и медицинского обслуживания.

Большинство людей в РФ умирают от болезней кровообращения и онкологии, причём эти цифры резко выросли от 1990 к 1995 г,. и с тех пор практически не меняются. Судя по сокращению числа больниц и поликлиник на душу населения, вряд ли они в ближайшей перспективе изменятся в лучшую сторону. Скорее наоборот.

Все эти немногие, но важные для оценки социального здоровья общества данные говорят о том, что благополучие «нулевых» скорее не тревожное, а мнимое.

Весьма добротный, хотя обветшавший и унылый советский домик давно растащили, за весёленькой обшивкой из дешёвой китайской вагонки — лишь ледяные стены. И весна неизбежна.

Автор : Елена Галкина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *