Медицину уже модернизировали

На днях глава Минздрава России Вероника Скворцова заявила, что нашей стране не хватает 40 тысяч врачей. Количество пациентов, пострадавших из-за дефицита профессиональных терапевтов, акушеров и педиатров, министр не назвала — жертв неграмотной кадровой политики ведомство не считает.

«Знать бы, чьи души спасает Минздрав, занижая статистику. Сейчас, когда регионы согласовывают с Москвой свои программы совершенствования кадровой политики, федеральное ведомство упоминает о 40 тысячах невостребованных вакансий. А полгода назад на Первом Национальном съезде врачей те же чиновники признавались, что стране не хватает 153 тысяч докторов и 800 тысяч специалистов среднего звена», — разговор о кадровом голоде российской медицины многие из наших экспертов начинали с этого сопоставления цифр. Некоторые предлагали корреспондентам «Мира новостей» суммировать для наглядности региональные показатели: «Если в Нижегородской области нет 4500 врачей, в Новосибирской — 13 000, Свердловской — 6500, Волгоградской — 7000, в Краснодарском крае — 9400, то о каких 40 тысячах идет речь? Министр здравоохранения Скворцова лишь в одном права: система окончательно разбалансирована».

Кажется, все в России давно усвоили, что мир глазами простых людей и мир глазами государственных служащих — разные картины. Чиновники оценивают качество жизни и состояние здоровья населения как математики: сложением, вычитанием, переводом в проценты. А нечиновники за единицами и нулями видят конкретные истории, человеческие драмы. Представители власти анализируют проблемы в строчке «итого», а народ думает, что он потеряет в итоге. Вот и теперь, вникая в министерские отчеты о кадровом дефиците в учреждениях здравоохранения, россияне понимают, что чуть позже услышат данные о смерти пациентов в результате ошибочных действий медицинских работников (по этой причине в стране погибают 50 тысяч человек в год) и многочисленные жалобы от тех, кто стал инвалидом из-за чужого непрофессионализма (комиссии обрабатывают до 170 тысяч претензий в год).

Вряд ли жители регионов доберутся до Минздрава России, чтобы поведать виновникам кадровой лихорадки, во что превратились сельские, городские и районные больницы без опытных специалистов. Но они охотно надиктовали свои «клинические трагедии» корреспондентам «Мира новостей».

УХОД ВРАЧА. ДАЛЕКО И НАДОЛГО.

«У нас в Красной Горе несколько лет нет окулиста, — буднично сообщают жители Брянской области. — Это при том, что после аварии на Чернобыльской АЭС район попал в зону отселения из-за высокого уровня радиации. Доктор приезжает пару раз в месяц из соседних Клинцов. Эндокринолога тоже нет. Он приезжает по вторникам. Хирурга зимой сразил инсульт, теперь нет и хирурга. Единственный гинеколог работает на полставки — сидит в декрете. Чтобы сделать магнитно-резонансную томографию, людям надо ехать в другой город. Одну из пациенток в январе парализовало. Еще и диабет у несчастной нашли. Дочка забрала ее в Брянск, но поскольку мать прописана в Красной Горе, то сдавать кровь женщину заставили по месту жительства. Забор крови в нашей ЦРБ производится по понедельникам и четвергам. Всем семейством караулят то медсестер, то эндокринолога. У нас тут, дорогая редакция, только время лечит. Больше некому. Но вы за нас не бойтесь — в Суземке еще хуже. У них в поселке бывший главврач-хирург застрелил 50-летнюю женщину-гастроэнтеролога, рентгенолога и народ потерял сразу трех врачей. Мало того, в Суземке недавно умерла от свиного гриппа пациентка, потому что ей несколько недель не могли сделать флюорографию. И лор-врача в их ЦРБ нет. Ближайшие специалисты — в соседних Навле и Трубчевске. Одна семья, пока в Навлю на осмотр ехала, попала в ДТП — инвалидами стали. А в Трубчевске после посещения лора сорокалетний мужик умер от анафилактического шока».

«Похоже, везде бардак. Раз в два года мы с ребенком-инвалидом проходим переосвидетельствование, — вздыхает жительница Ломоносова Ленинградской области Ирина Грудкина. — В поликлинике нет половины специалистов. Ортопеда больше месяца ищем. В очередь сто двадцать-какими-то записаны».

В медицинских учреждениях карельского города Пудожа свободна половина врачебных ставок. «Поэтому закрываются многие отделения. С февраля в больнице перестали принимать беременных, хотя в 2012 году администрация сделала косметический ремонт, приобрела кювезы, — жалуется Галина Линдунен из Пудожи. — В начале года наш акушер-гинеколог ушла в декретный отпуск. И все! Хочешь рожать — чеши по колдобинам в Медвежьегорск. Двести километров в схватках».

Кроме акушеров в городе нет терапевтов, врачей приемного отделения, хирургов, анестезиологов. Последние, кстати, в дефиците по всей Карелии. Равно как педиатры, офтальмологи, неврологи, травматологи. В районах резко увеличилось количество туберкулезников — в больницах нет фтизиатров и медики опаздывают с диагностикой.

«Клиники Краснодарского края, как объясняют чиновники, укомплектованы на 45% процентов, — возмущаются жители Кубани. — А они в курсе, что их светила в Славянске послали шестиклассника Виталика Пасечного с переломом височной кости в общую палату? Мальчик скончался, не дождавшись, когда взрослые найдут офтальмолога и нейрохирурга. А чемпиону России по брейк-дансу Жене Смирнову недотепы в белых халатах ампутировали ногу. Не знали, что делать при двойном переломе».

В станице Курской Ставропольского края — своя трагедия. Бывший атаман района Владимир Мохначев почувствовал боли в сердце и обратился к участковому врачу. Полноценного лечения ему не назначили, в отделение кардиологии не положили. Больной нанял медсестру, чтобы она делала ему уколы на дому. Однако через три дня дама пропала, а пациент умер.

«Это к вопросу о качестве кадров, — делает вывод депутат Курской сельской думы Николай Карцаев. — Вызываешь врача и не знаешь, кто явится».

МОЯ ТВОЯ НЕ ПОНИМАТЬ

«Дефицит медицинских кадров — общероссийская беда. В опытных врачах нуждаются периферия и Москва с Санкт-Петербургом, государственные и частные клиники», — констатирует факт член комитета Госдумы РФ по охране здоровья Василий Максимов.

Действительно, ситуация в двух столицах в 2013 году мало чем отличается от положения, к примеру, в райцентрах Дальнего Востока. Московской области не хватает травматологов и реаниматологов. В Санкт-Петербурге из-за дефицита качественных специалистов по акушерству, гинекологии и кардиологии 30 тысяч горожан стали ежегодно выезжать на роды и лечение в Финляндию.

«Боюсь, что на воспитание новых кадров Россия потратит годы. Лет десять как минимум, — прикидывает депутат Максимов. — Надо растить следующее поколение докторов с учетом прежних ошибок».

Одно дело — обозначить проблему, другое — «выписать больному рецепт». Разве Минздрав РФ или Госдума пытаются изменить кадровую политику?

Да, в ноябре 2011 года были внесены изменения в Федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации», установлена стимулирующая выплата в размере один миллион рублей для молодых врачей, готовых работать в сельских учреждениях здравоохранения. И что?

В Калининградской области жилья для врачей не появилось. В Новосибирской администрации оплачивают врачам аренду квартир, что не мешает медикам сбегать из региона. В Ставропольском крае в погоне за миллионами специалисты массово перебрались из городов в села.

Не смешно ли: в 2010 году Всемирная организация здравоохранения ставила Россию на четвертое место в мире по количеству врачей. А в 2013-м Миздрав РФ бьет тревогу: «В стране кадровый голод».

«У нас профицит стоматологов и дефицит анестезиологов-реаниматологов, — информирует коллег министр Скворцова. — Первичное звено оголилось, а вокруг ведущих клиник сконцентрировались избыточные трудовые ресурсы. К 1 мая субъекты Федерации должны представить Минздраву программы по преодолению кадрового дефицита».

Российские регионы уже готовы проводить мастер-классы по крейзи-квилту (перевод с анг. — сумасшедшие лоскутки). Им не первый год приходится ставить заплатки. В Югре и Иркутской области врачей учат взаимозаменяемости — проводят переподготовку узких специалистов.

Правда, у такого метода есть недостаток: хорошего врача-терапевтра никто не будет переучивать на кардиолога и окулиста. Зачем терять профессионала? Значит, лепят «из того, что было».

В Рязанской области проблему нехватки кадров пробовали решить за счет мигрантов — приглашали в поликлиники и больницы медиков из Таджикистана, Киргизии. Но и тут не повезло.

В 2008 году областной департамент здравоохранения прислал в Кораблинский район гинекологов, анестезиологов, педиатров. «Среди приезжих были сильные врачи: замечательный хирург из Узбекистана, талантливый травматолог из Дагестана. Но остальные… Дело даже не в том, что их латынь в рецептах не читается. Мигранты и по-русски с трудом говорят. Пациенты не понимают, что у них спрашивают, — откровенничает с корреспондентами заместитель главы Кораблинского района по социальным вопросам Лариса Денисова. — Люди жалуются, что при разных болезнях врачи назначают одинаковые препараты. А после недавнего происшествия мы вообще не знаем, что делать. В детском отделении медик так залечил четырехмесячного ребенка, что тот умер. Врач скрылся».

Третий вариант борьбы с кадровым дефицитом предлагает сам Минздрав России: контрактно-целевую систему подготовки студентов. Ведомство хочет заставить выпускников вузов отрабатывать потраченные на них средства (не менее 3 лет), после чего молодые люди могут бесплатно поступать в ординатуру. И хотя Костромская и Вологодская области это уже практикуют, их эксперименты противоречат Закону РФ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».

«У нас 20% выпускников не идут работать по профессии. Еще столько же выбирают специальность с ориентиром на частную практику. 8% действующих докторов уходят из больниц. Так платили бы врачам государственных клиник как чиновникам, мотивировали людей, создавали бы реальные, а не фантастические программы, — советует министрамврач-терапевт из Краснодарского края Роберт Саркисян. — И тогда в медицине будет кадровый переизбыток, а не голод».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *