Поговорим за Марата нашего — Оганесяна

eae456f7b9d6ac5afd68ea9871ab9fc2

Экс-вице-губернатора Петербурга Марата Оганесяна задержали по делу о хищениях 50 млн рублей при покупке табло для стадиона на Крестовском острове.

На рынке строительного госзаказа эту новость восприняли как верный знак того, что стадион не успевают построить в срок. Арест Марата Оганесяна указывает на то, что достройка стадиона в срок под большим вопросом. Политологи полагают, что в случае международного скандала понадобятся так называемые «козлы отпущения».

«Дело не в каких-то конкретных недоработках. Любой долгострой — это хаос. Тем более, здесь работали сотни субподрядчиков, сменилось несколько генподрядчиков. Зачастую концов уже не найти. Никто не может сказать наверняка, какая еще недоработка вылезет завтра или послезавтра. Соответственно, реальные сроки завершения стройки не известны никому. А уж в масштабах всего, что случилось на этой стройплощадке за минувшее десятилетие, цифра «50 млн рублей» может только рассмешить», — сказал владелец одной из компаний, работавших у «Трансстроя» на субподряде.

«Первое. Сложно судить об обоснованности обвинений, которые Следственный комитет выдвигает в адрес Марата Оганесяна, но выглядят они странно. Хотелось бы понять, имеются ли у следствия доказательства того факта, что Оганесян, организовывая перечисление 50 млн рублей за поставку видеотабло, «заведомо знал» о намерении подрядчика не выполнять этот контракт. В противном случае подобные обвинения можно выдвигать при неисполнении любого контракта. Второе. Хочется напомнить, что в феврале 2013 года (задолго до назначения Оганесяна вице-губернатором) я представлял журналистам акт Счетной палаты, из которого следовало, что при строительстве стадиона было, по сути, похищено около 7 млрд рублей. И это воровство осталось безнаказанным — правоохранительные органы (куда я направлял акт СП) не проявили к нему никакого интереса. Единственное уголовное дело — о хищениях на сумму около 400 млн рублей, — через 2 года закрыли по сроку давности. Почему? На мой взгляд, потому, что все ниточки тянулись к представителям администрации Валентины Матвиенко, которые сегодня занимают высокие посты на федеральном уровне и, видимо, неприкосновенны для закона. И не исключаю, что задержание Оганесяна — попытка срочно представить общественности какого-то козла отпущения. Якобы главного виновника проблем со стадионом (не занимающего сегодня высоких должностей), которые, к сожалению, продолжаются, при нежелании искать виновных в масштабном воровстве прошлых лет. И третье. Работу Оганесяна в Петербурге я оцениваю положительно: несмотря на множество споров, которые у нас были, он способствовал решению многих важных городских проблем, идя на диалог с депутатами и градозащитниками. Среди них — проблема сохранения парка Малиновка, проблема сохранения от застройки территории бывшего Фарфоровского кладбища, транспортные проблемы Васильевского острова и другие. Что касается стадиона, то подавляющая часть проблем со строительством была создана задолго до назначения Оганесяна», — говорит Борис Вишневский депутат Законодательного собрания Петербурга.

Напомним, 16 ноября бывший вице-губернатор Петербурга Марат Оганесян был задержан в Москве по подозрению в махинациях при строительстве стадиона на Крестовском. По версии следствия, в 2014 году при заключении договора по поставке видеотабло было похищено более 50 миллионов рублей. В июле 2015 Администрация Санкт-Петербурга расторгла контракт с «Инжтрансстроем-СПб», который был генеральным подрядчиком строительства стадиона на Крестовском. В августе конкурс на завершение строительства арены выиграла компания «Метрострой».

Стоит отметить, что ранее Оганесян занимался реконструкцией объектов Московского Кремля, Большого театра и достраивал вторую сцену Мариинского театра. Его пригласили в Смольный в 2013 году, по данным СМИ, как раз для того, чтобы сдвинуть с мертвой точки строительство скандальной «Зенит-Арены».

Марат Оганесян курировал сферу строительства в Петербурге с марта 2013-го по апрель 2015 года. Когда Марат Оганесян покидал пост вице-губернатора, среди причин его отставки назывались в том числе проблемы с достройкой стадиона на Крестовском острове.

Около полугода назад Марат Оганесян, который к тому моменту уже занимал пост вице-президента банка «Российский капитал» и курировал достройку проблемных объектов «СУ-155» в Петербурге, вернулся к вопросу строительства стадиона на Крестовском острове и стал советником губернатора Георгия Полтавченко по достройке арены.

Сегодня правоохранительным органам о Марате Оганесяне известно практически все. Досье на него, как говорят, было собрано еще много лет назад. И нынешний интерес у силовиков чисто формальный − кому, как и сколько. Звезда вице-губернатора начала закатываться еще в сентябре 2015 года.

Еще до его назначения, в марте 2013 года, сомнительная биография будущего главного строителя Петербурга красовалась на страницах многих интернет-порталов. СМИ конкурирующих финансовых групп открыто предупреждали − в Смольный пришел человек из криминальных кругов Москвы. Делец и «решальщик». В качестве показательного примера в подробностях описывалась история «освоения» федерального бюджета при реконструкции Большого театра и Мариинки. В журналистских материалах расписывали, каким образом строительство объектов выросло до 34,4 млрд рублей (Большой) и 19,1 млрд рублей (Мариинка). Но позиции его хозяев, на тот момент, были еще очень сильны и общественный резонанс не сыграл нужного эффекта.

Стремительный взлет карьеры Марата Оганесяна случился, когда он оказался в «ближнем круге» одного из известных «воров в законе» − Эдуарда Асатряна («Эдик Тбилисский», «Осетрина»). Асатрян был давним соратником «короля» криминального мира России «Деда Хасана». Вместе с Размиком Асатряном (родственник «Эдика Тбилисского»), Оганесян организовал несколько строительных фирм. Практически сразу, без какого-либо начального бизнес-портфолио, эти компании стали получать выгодные подряды, в том числе и под госзаказ, от ГУП «Управление по реконструкции и развитию уникальных объектов» Москвы. Окончательно утвердиться на крупных контрактах Марату Оганесяну помогла дружба с лидером армянской диаспоры Арой Абрамяном, который по совместительству являлся в те далекие годы другом мэра Москвы Юрия Лужкова.

Таким образом Абрамян помог ставленнику московских «воров в законе» получить должность  руководителя ФГБУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» Минкультуры РФ. Именно с этой должности начался его «звездный старт» в строительный бизнес Санкт-Петербурга.

После ухода Лужкова девелоперские проекты ничуть не уменьшили своего влияния на изменение облика и структуры города. Одни компании разорились и ушли вместе с прежним мэром, на их месте появились другие. Поскольку Собянин ближе к Путину, чем Лужков, в Москве появились близкие к президенту структуры и олигархи, те же Ротенберги, которые занимаются строительством крупных объектов вроде торговых комплексов, получили куда больше свободы, чем раньше. Словом, случился известный передел собственности и власти.

Сейчас у Собянина значительно больше денег, чем было у Лужкова, поскольку он лоялен Путину и гораздо ближе к нему.  Никаких архитектурных амбиций у него, в отличие от Лужкова, нет. Главной фигурой строящейся Москвы является Марат Хуснуллин, а вовсе не мэр.

С 2004 по 2010 год Оганесян руководил ГК «Согласие», в которую входили несколько предприятий, занимающихся строительством и информационными технологиями. Самые заметные проекты компании: торгово-гостиничный комплекс «Москва-Сити» и реконструкция зданий Московского Кремля. Затем Марат Оганесян руководил ФГУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» при Минкульте. В 2011 году работал в «Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации». В 2013 году занял пост вице-губернатора Петербурга, курирующего вопросы строительства. Фактически под его контролем находилась работа Комитета по строительству, КРТИ, КГИОПа, Комитета по инвестициям, Службы государственного строительного надзора и экспертизы, а также Комитета по градостроительству и архитектуре, Комитета по инвестициям. После скандала с видеозаписью из ресторана «Бочка» в 2015 году Оганесян покинул пост. Затем он занимал пост вице-президента банка «Российский капитал», который принадлежит Гуцериеву и его племяннику Шишханову, курировал строительство объектов компании СУ-155.

Когда Марат Оганесян «взял» Смольный, началась жесткая экспансия в Петербург московских околокриминальных строителей. Располагая ежегодным бюджетом в 80 млрд рублей, Оганесян притащил с собой в городскую администрацию команду московских менеджеров, которые начали пачками раздавать госконтракты столичным компаниям принадлежащим известной финансовой группе.

Все те два года, что Марат Мелсович находился на должности вице-губернатора, сопровождались очень громкими финансовыми скандалами. В марте 2012 года Счетная палата объявила, что, по ее подсчетам, из бюджета при реконструкции Мариинки таинственно исчезли 290 миллионов рублей. А за несколько месяцев до его отставки  в Комитет по строительству нагрянули сотрудники ФСБ. Они тоже искали деньги – деньги, пропавшие при достройке одной из поликлиник города. Большой интерес Марат Мелсович проявлял и к первичному строительству.

Ни для кого не секрет, что в качестве вице-губернатора он возглавлял Комиссию по поправкам в Генплан, которая рассматривала заявки строительных компаний. От положительных решений комиссии напрямую зависел и весь девелоперский мир города. Правда, сильно подружиться с застройщиками Оганесяну не удалось, разве что  с миллионерами братьями Ванчуговыми, которые быстро оценили все предоставляемые им возможности, даже при условиях повышения стоимости участков при переводе из одной категории в другую. Очень возможно, что недавний арест одного из них в связи со скандалом с обманутыми дольщиками − звено той же цепи, что сейчас обвила запястья бывшего вице-губернатора. Идет банальный передел строительного рынка. Нам, конечно, радоваться особо нечему. Нас этот праздник жизни совершенно не касается.

Махинации Марата Оганесяна

 1. Большой театр в Москве. Перерасход бюджетных средств составил 9 млрд рублей.

2. Мариинский театр. Перерасход 1,5 млрд рублей. 260 миллионов пропали вообще.

3. Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова. Перерасход составил 3 млрд рублей.

4. Российский государственный академический Большой драматический театр им. Г.А. Товстоногова. Перерасход составил  2,7 млрд рублей.

У реальных хозяев Оганесяна были «наполеоновские» планы по освоению крупных городских ГУПов и их бюджетов. Ведь известно, что руководство этих организаций о своих доходах ни перед кем не отчитывается.

Жертвой определенных финансовых воротил должны были стать ключевые инфраструктурные предприятия. Марат Оганесян собирался захватить ГУП «Водоканал», «Петербургский метрополитен», «Метрострой» и другие  ведущие организации. На посты в этих ГУПах должны были быть назначены ставленники хозяев вице-губернатора. Осуществлять «блиц-криг» вице-губернатор собирался с помощью Контрольно-счетной палаты. Схема была проста: в выбранное предприятие вводились «свои люди» с экономическим образованием. Получив доступ к внутренней информации ГУПа, «засланные казачки» передавали ее вице-губернатору, а тот в свою очередь −  КСП. Найдя несоответствия, ревизоры палаты, согласно инструкции, делились ими с правоохранительными органами. Точнее, с проверенными людьми в правоохранительных органах. У каждой финансовой группы есть такие люди. Начиналась полноценная атака на предприятие, руководство отстранялось от дел (отставка, арест в случае сопротивления). Затем в ГУПе появлялся новый, «свой», проверенный руководитель, и лоббисты запускали бы руки в бюджет предприятия.

Так бы и случилось, если бы при первой же атаке воротилы не нарвались на Феликса Кармазинова − руководителя ФГУП «Водоканал». Нападение фактически началось осенью 2013 года, когда Оганесян с другим вице-губернатором − Лавленцевым начали атаку. Последовали громкие заявления в прессе, и Контрольно-счетная палата уже собиралась вступить в бой. Но Феликс Кармазинов оказался не менее «железным», чем его знаменитый тезка. Он подключил свои связи, и в результате не только отбил атаку, но и поспособствовал тому, что Лавленцев лишился вице-губернаторского кресла.

Затем последовала атака на Комитет по развитию транспортной инфраструктуры под руководством Дмитрия Буренина. Привлекательный бюджет комитета в 40 миллиардов рублей был лакомым куском. Нападение началось с докладных и писем на имя губернатора Полтавченко. В них Оганесян просил уволить указанного чиновника. По имеющейся информации, это было начало плана по захвату ГУП «Метрополитен» и «Метростроя». Особенно последнего, который получал многомиллиардные субсидии, дотации и вообще имел весьма мощный бюджет.

Якобы после этого случая на стол к губернатору Полтавченко легла увесистая пачка документов и разработок ФСБ, из которых следовало, что планы Марата Оганесяна и его «коронованных» друзей были в одном шаге от исполнения. Еще немного − и город оказался бы в заложниках у этого олигархического клана. Чего никоим образом не могли допустить их конкуренты. Затем в сети появилась скандальная видеозапись из московского ресторана «Бочка», где человек, похожий на вице-губернатора, беседовал за одним столом с «законниками».

Известно, что спецслужбы публикуют кадры задержания далеко не со всех «воровских сходок». Но в данном случае были показаны подробности и лица. Очень похоже, это было сделано силовиками преднамеренно – с целью избавить городские власти от энергичного чиновника, лоббирующего интересы определенного финансового клана.

Также, по некоторым данным, после этого случая Оганесян полностью пал в глазах его бизнес покровителей из-за проваленных проектов. Задержание  его произошло именно сейчас, поскольку никаких защитников у него теперь не осталось. Вполне возможно, что Марат Оганесян поделится со следователями «тайными знаниями» о том, кто еще поживился на строительстве многострадальной «Зенит-Арены».

Вот чем хороша подобная вертикаль — так это наличием компромата на всех и сразу. Поступила команда брать условного Оганесяна или Улюкаева — клерк идет в огромный бункер с бесконечными рядами ячеек-автоматов, как на вокзале, находит нужную, грузит папки на гидравлический штабелер (иначе не укатить) и доставляет курьеру.

Одиночный арест одинокого вора имеет такое же отношение к борьбе с коррупцией, как покраска заклепки на сгнившем до самых рельс паровозе. Но мы живем в постмодерне, а потому телевизор, имитируя взрыв радости, покажет торжественное разрезание ленточки вокруг этой свежеблестящей заклепки, а правильно выбранный ракурс и нужное освещение скроет всю остальную поверхность развалины.

Пока снос воровской вертикали не начнется целыми рядами бесконечных ячеек-хранилищ с деяниями фигурантов, безмерная радость по поводу одиночного и совершенно несистемного события выглядит избыточной. Можно возразить — дайте время, вот-вот наш президент стряхнет с себя оковы и начнет причинять справедливость налево-направо. Сомневаюсь, по правде говоря — если человек за 16 лет лишь создавал и укреплял такую вертикаль, то подозревать в нем ее же могильщика совершенно нелепо. Это примерно как великие князья времен Февраля, нацепившие красные банты и срывающие аплодисменты толпы речевками против кровавой монархии. Станиславский вам в помощь.

Осталось понять — куда делись еще 37 миллиардов, которые добавились к первоначальной стоимости в 7 миллиардов, ну, и там на подходе примерно 5, которые нужно куда-то потратить на то-сё. Плюс остается какая-то неясность с главной деталью стадиона — собственно футбольным полем. Выкатной вариант поля не устраивает ФИФА, потому придется нанимать таджиков с лопатами, чтобы просто перекопали и засеяли травой по 100 рублей за мешок. В общем, из этих нагромождений миллиардов решено вытащить 50 миллионов и торжественно объявить их украденными. Видимо, это должно объяснить всё остальное без слов.

В скобках можно сказать, что вменяемая еще одному пострадавшему в войне за передел стремительно сжимающегося финансового пирога, господину Улюкаеву, преступная сумма в 2 миллиона, которую он вдобавок вымогал у Сечина (!) — это просто какая-то стыдобища. И слепленная явно наспех, для публики. Видимо, придумывали, за что арестовывать, прямо в машине, когда ехали к фигуранту. Обошлись без клерка и ячейки с папками. Было некогда вызванивать.

Последний федеральный министр, задержанный в России — министр юстиции Ковалев, коего брали аж в 2001 — был обвинен в 8 миллиардах рублей, сумме по тем временам фантастической и солидной. Сейчас на уровне федерального министра сумма в 2 млн долларов (при том, что у полковников изымают эти доллары сотнями миллионов) — это примерно как генерал-лейтенант МВД возьмет в руки палочку и пойдет бомбить дальнобойщиков на трассу. Коллеги засмеют.

Автор: Даниил Скуратов, специально для «Сила в Движении»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *