Что значит: «ситуация находится на контроле»?

849575062

«Что нам стоит дом построить? Просто вырыть котлован, а потом приладить рельсы и пустить по рельсам кран…». 

В современной России, где правят бал олигархи и финансовые группы, все не так просто, как в стихах Маршака, который писал их в то время, когда долевого строительства, в нынешнем его виде, не могло быть по определению. Сегодня нет системы, позволяющей учитывать мнение людей, сглаживать противоречия. Если федеральный уровень и уровень международной политики (где все точно так же в интересах узкой группы откровенных воров принимаются решения соответствующего уровня) для людей далек, то на своем локальном они остро ощущают несправедливость. Живой пример тому непрерывный рост числа обманутых дольщиков, где сотни тысяч российских семей остались бездомными, отдав свои деньги строительным бизнесменам, за обещание новой квартиры. Сумма ущерба, нанесенного участникам долевого строительства этими застройщиками, исчисляется сегодня триллионами украденных у народа денег. И при всех этих очевидных фактах, истинные виновники создавшие эту ситуацию, так и не были наказаны. Как это бы обязательно произошло в той великой стране в которой жил поэт, написавший эти стихи.

Во что вы готовы вложить деньги на время кризиса? Большинство из тех, кому  мы задавали этот вопрос, считают самым надежным средством недвижимость. Но, именно недвижимость, а не ее виртуальное воплощение выраженное в обещаниях застройщика и нарисованную в рекламных роликах. «Если появятся деньги, — заметил молодой мужчина, которого поддержали коллеги, — я куплю что угодно: гараж, дачу, вторичное жилье, но только не квартиру в новостройке. Где гарантия, что я ее получу?».

Обманутые дольщики по наивности своей, считают, что фраза, которую повторяют чиновники всех уровней о том, что ситуация с ними находится на контроле, означает лишь то, что хочется самим потерпевшим и о чем они только и мечтают. А хочется им, как вы понимаете, чтобы квартира за которую они заплатили застройщику, была построена и они смогли в ней жить. Но это всего лишь их желания. Совершенно понятные им, но совершенно по другому воспринимаемые другими гражданами, которые к их проблеме не имеют прямого отношения. Они, конечно, могут выразить сочувствие обманутым дольщикам, но биться за решение их проблем, как за свои собственные, никогда не будут. И это люди не попавшие в категорию обманутых. Что уж говорить о чиновничьем сословии, которое существует в другой системе координат. Не зря же говорят, как далеки они от народа.

IMG_0908-598x353У большинства граждан, живущих в мире своих иллюзий,  стереотипов и навязанных ложных ценностей возникает в связи с этим состояние когнитивного диссонанса. Но они настолько с ним сроднились, что продолжают в нем находиться, не чувствуя от этого какого-то неудобства. Определенный дискомфорт возникает лишь тогда, когда их жизненные представления, состоящие, как правило из их желаний, сталкиваются с реальной жизнью. Но так как они не умеют, по совету незабвенного Козьмы Пруткова, «зрить в корень», они начинают заниматься поисками правды. И тут выясняется, что у каждой определенной группы лиц своя правда. У обманутых дольщиков своя — у власти своя. Вот и выходит в итоге, что общей правды найти не возможно. Казалось бы ситуация безвыходная, но это только кажется. Ведь, как известно, безвыходных ситуаций не бывает. Выход есть всегда, правда, не всегда он нам нравится. Ну тут уж, все зависит, лично от каждого. Кто-то сцепив зубы пробивается через этот выход, а кто-то сразу решил от этого отказаться, объявив ситуацию безвыходной.

Тем не менее, мы попробуем разобраться, что с этим делать и найти приемлемый выход для тех, кто привык действовать и добиваться своего. А для этого нам необходимо найти не правду, так как она у каждого своя, а определиться  с истиной. И когда мы это сделаем, нам станет не в пример легче двигаться к намеченной нами цели. Узнать истину, на самом деле, не так трудно, как это кому-то кажется. Например в нашем случае, достаточно понять, что цели у обманутых дольщиков и представителей власти разные. А раз они разные, то и решение проблемы обманутых дольщиков каждый из них представляет по своему.

Поэтому и фраза о взятии проблемы на контроль имеет в устах властей совершенно не тот смысл, который в это выражение вкладывают обманутые дольщики. И если детально разобраться, что на самом деле имеют в виду чиновники, произнося это, ставшее уже давно привычным выражение, то все станет на свои места.хотим

Итак. Как мы уже поняли, обманутые дольщики желают или хотят… С этим вроде все понятно. Ошибка желающих состоит в том, что они почему-то уверены, что того же с такой же силой должны желать застройщик и государственные органы. С желанием обманутых понятно. Они остались без своих денег и без квартир, которые им обещали, и не дали. Но, почему того же должны желать застройщик и власти? Тем более, что у них и с жильем и с деньгами все в порядке. Самим не смешно. Понятно. Не до смеха. Обидно. А застройщику и чиновникам на что обижаться? У них же все хорошо. Мешаете им жить только вы своими претензиями и обидами. Но за тот образ жизни, который вы им обеспечили своими деньгами, на такую ерунду, как обиды ограбленного человека, можно просто не обращать внимания.

Но, жизнь штука более сложная и в ней почему-то всегда происходит все не так, как хочется. В данном случае не так, как хочется бизнесу и государству, которое его интересы защищает. Сидели бы обиженные тихо и обижались бы себе молча. Жаловались бы друг другу в соц сетях, писали бы петиции, обращались бы в правоохранительные органы, губернатору, полномочному представителю, президенту, ходили бы по судам и далее вновь по намеченному кругу. И так, пока не надоест или не помрут. Не жизнь была бы в нашем царстве-государстве, а сплошной кайф для бизнеса и чиновников. Никаких социальных протестов, несущих, как показывает история, угрозу самому существованию нынешней системы капиталистических отношений. Почему угрозу? Да потому, что социальный протест, если его вовремя не погасить, может так разрастись на просторах нашей великой и необъятной, что выльется в народную революцию. А чем она для нашей российской элиты закончится плохо, хорошо ли? Тут ни один, даже самый гениальный аналитик, не скажет вам точно. По крайней мере, тех людей, что находятся сейчас у власти, не будет точно. И кому из наших «лучших» людей, которые обеспечили себе райскую жизнь при жизни, это надо?ZEKJpywacLM

А вот чтобы не допустить торжества справедливости, понимаемой как народная правда, которую те же обманутые дольщики могут найти только тогда, когда они перестанут ее разыскивать, работает вертикаль власти. Истина в том, что правду не ищут, ведь она у каждого своя. Сумеешь настоять на своей правде — ты победитель, ну а нет, то и говорить с тобой не о чем. Для тех кто станет ее добиваться, в противостоянии с властью, и создана вся современная чиновничье-бюрократическая система. Которая прекрасно понимает, что найти справедливость большинство россиян, в том числе и обманутые дольщики, могут только путем нагнетания социальной напряженности, которая происходит лишь после того, как народ выходит на улицы с протестом. Или устраивает акции, несущие широкий общественный резонанс. Общественные договоры (достаток в обмен на лояльность) разрушены — режим обворовал страну до нитки, ему просто нечем обеспечивать свою часть этого договора. Соответственно, люди теряют остатки лояльности. Пока на местном уровне. Поэтому нет политических лозунгов их время придет позже, когда они столкнутся с тем, что любой местный вопрос не может быть решен  централизованная система управления работает только после окрика с самого верха. Вот, чтобы не допустить торжество народной правды, государство берет ситуацию с обманутыми дольщиками, которые сегодня являются самой активной протестной группой, под свой контроль. Ведь власть, в отличии от потерпевших прекрасно знает, что законных способов давления на администрацию хватает для того, чтобы противостояние гарантировано закончилось победой обманутых дольщиков и, торжеством справедливости.

Попытки провести всероссийские протестные кампании заставляют всю вертикаль власти работать в едином ритме, сопротивляясь общей политической угрозе. Протесты же на местах заставляют власть искать виноватых внутри себя, что создает нервозную обстановку и деморализует средний и нижний уровень чиновничьего аппарата. В стране сложилась тупиковая ситуация, неразрешимая в рамках существующей политической системы. Власть укомплектована безынициативными и раболепными чиновниками, игнорирующими все, кроме команд начальства. Но в любой кризисной ситуации от них требуется проявить инициативу и умение «услышать людей». Более того, именно интересами местных чиновников и их бизнес-окружения Кремль всегда готов пожертвовать, оставаясь непреклонным в ситуациях, когда речь идет об интересах ближайшего окружения президента. Где тонко, там, как известно, и рвется. И вот тут лежит объяснение, почему непреклонность обманутых дольщиков конкретных проблемных площадок, в своем законном праве добиться справедливости, заставляет администрацию решать проблему с конкретным недостроем так, как того желают потерпевшие. Страх потери своего чиновничьего кресла и всех преференций, которые получает чиновник от занимаемого им места во властной вертикали, заставляет их искать варианты, которые позволят им «разрулить» созданную противостоянием дольщиков и власти кризисную ситуацию. Проще говоря, личный шкурный интерес, который из-за протестного противостояния обманутых дольщиков находится под угрозой, заставляет власть на местах делать то, что требуют от него обманутые дольщики. Результат — достройка проблемной площадки уже не как бизнес-проект для всех «тех кто в доле», а как торжество справедливости, то есть на условиях, которые хотели получить, в итоге, обманутые дольщики. 

Понятно. Контроль власти нужен не чтобы исполнить желания обманутых дольщиков по достройке своих домов, тем самым найдя свою правду. Им плевать на хотелки и желания обманутых дольщиков. Их волнует только собственный шкурный интерес и они изо всех сил стараются не допустить социальных протестов, которые несут угрозу их власти. И чтобы их притушить, государству приходится идти на какие-то уступки народу, когда какая-нибудь местная проблема недостроя перерастает в кризис из-за решительности дольщиков проблемной площадки. В этом случае происходит реальная достройка долгостроя и сдача его в эксплуатацию с получением потерпевшими права собственности на новую квартиру без каких-либо доплат. О чем так мечтают обманутые дольщики не понимая толком, как этого можно добиться, при отсутствии конструктивного диалога с властью. Ясно, что чем больше социальный протест, тем больше придется отрывать от своего рта и со своего кармана. А кому захочется добровольно раскошеливаться. Только под угрозой собственной безопасности. А государство и те люди, которые в 91 году захватили в нем власть, наивными дурачками никогда не были. В отличии от большинства, которое они успешно ограбили и продолжают грабить. Вывод из всего сказанного вполне прост, но от того не менее важен: в условиях фактического свертывания демократии и ограничения прав и свобод российских граждан уличные протесты остаются для них единственным и последним способом добиться от власти желаемого.9RoTRxoeGug

С власти, кстати, спроса в этой ситуации, почти нет — ее природа такова, что реформировать ее невозможно. Ее принципиальная ненависть к народу не изменяема. Это смысл ее существования — грабеж страны и выжимание всех соков из людей. Наивно полагать, что при такой постановке вопроса власть добровольно пойдет на смену своей базовой этики. К ней никаких претензий и вопросов она ведет себя, как и положено, было бы удивительно, будь всё иначе. Вопрос к людям, которые убеждаются в том, что это так, при этом непрерывно и на конкретных примерах происходит именно с ними. Но все на что они способны — сожалеть о том, что они никому не нужны и государству на которое они надеются, в первую очередь. При этом те немногие активисты, готовые добиваться от власти справедливости и того, чтобы с ними считались, представляют для этого покорного большинства, угрозу. Впрочем, это специфика рабской психологии ничто не вызывает большую ненависть холопа, чем холоп, который решил стать свободным. Свобода — это ответственность, а быть холопом очень комфортно как раз потому, что холоп не несет никакой ответственности. Ни перед собой, ни перед детьми, ни перед будущим.

Вот поэтому и федеральный закон об участии в долевом строительстве многоквартирных домов стоит скалой — никакие кризисы и недовольство обманутых дольщиков его не задели. Чего не скажешь о тех, кто стоит по обе стороны «жилищного прилавка». Финансовые проблемы застройщиков неминуемо отражаются на участниках долевого строительства. Казалось бы чего проще. Запрети бесконтрольное пользование деньгами покупателей строящегося жилья, раз ты не можешь или не желаешь обеспечить должный контроль. И отпадет масса проблем связанных с долевым строительством, которое при такой постановке вопроса только преумножают угрозу социального взрыва. А нет. Этого не происходит. Значит прибыли тут столь высоки, что заставляют рисковать, соглашаясь на растущую угрозу социальных потрясений, которая пока умело нивелируется властями, за счет контроля над покорным большинством, потерпевших.

Например, в Амурской области с кризисом резко выросло число застройщиков не исполнивших своих обязательств перед дольщиками. К уже существующим обманутым дольщикам присоединились дольщики новой волны пяти застройщиков — «Городок», «Регион», «СтройТехинвест-XXI», «НЭП» и «Горизонт». В общей сложности на пять компаний приходится 13 незавершенных новостроек, из которых только четыре могут быть сданы в этом году. Могут, но не факт. Хотя застройщики заверяют, что прилагают все силы, чтобы долгожданное событие свершилось. Было бы странно, если бы они этого не обещали. И обещали настолько убедительно, что дольщики долгое время верили им, а не собственным глазам. Да и какие бы из них получились успешные бизнесмены, если бы они не владели даром убеждения.ЗАДАЧА-ЗАСТРОЙЩИКА.

Но даже у очень наивных граждан, коими в большинстве своем являются дольщики, наступает момент, когда у них начинают появляться смутные подозрения. Они, конечно, гонят их прочь, но действительность оказывается сильнее нежелания ее не замечать. А вот некоторых более решительных граждан, начавшие не просто подозревать, а рискнувшие признать очевидное  это может сподвигнуть на определенные действия по защите собственных интересов. Что, как вы понимаете, ни в планы администрации, ни в планы застройщика, совсем не входит.

Вот тут то на помощь коммерсанту-строителю спешит пожарная команда, в лице ответственных чиновников. Главной задачей этой публики является тушение зарождающегося пожара народного гнева, который угрожает вылиться в протестные действия, ведущие к повышению угрозы социального взрыва. Если пожар вовремя не затушить, то его, хочешь-не хочешь, придется заливать деньгами, пустив их в конкретное дело, то есть на достройку проблемных объектов. При этом не просто инвестировать достройку проблемных площадок, а похоронить инвестиции ради восстановления справедливости на которую так уповают обманутые дольщики. А кому из ответственных лиц и бизнеса, гарантированную прибыль которому сегодня обеспечивает вся властная вертикаль  это надо? Деньги то уже распределены по нужным карманам —задача государства обеспечить всем кто в доле, дальнейшую прибыль. Это потерпевшим от долевого строительства хочется справедливости, что полностью противоречит базовым установкам власти и бизнеса.

СИЛА В ДВИЖЕНИИ, ДОЛЬЩИКИ, СТРОИТЕЛЬСТВО, ОБМАНУТЫЕ ДОЛЬЩИКИ, ДОЛГОСТРОЙ, ФИНАНСИРОВАНИЕ, ЖСК, КОНСТРУКТИВНЫЙ ДИАЛОГ, ГОСУДАРСТВО,Это проблема федеральная. Базовое противоречие, неразрешимость которого и приводит к непрерывному росту числа обманутых — отсутствие механизма учета мнений заинтересованных субъектов и выработка согласованного и компромиссного решения. В существующем механизме учитывается только мнение реальных хозяев государства — власти и бизнеса, которые и творят, что сочтут нужным. В строящемся сословном обществе, где народу отведена роль молчаливого скота, правящей воровской знати совершенно не требуется интересоваться мнением тех, кого они бесконечно презирают. А потому реальное противостояние между дольщиками и властью, закончившиеся победой дольщиков и восстановлением справедливости на конкретной проблемной площадке эти события воспринимаются системой, как сбой в матрице. И только. Хотя, протест является стихийной реакцией людей на явную несправедливость, что в случае с обманутыми дольщиками очевидно всем потерпевшим. Просто большинство дольщиков пока не доведены отчаянием, до потери собственных страхов. Тем не менее, неразрешимость проблемы, все чаще приводит к кризису, который всегда вызывает реальное противостояние дольщиков и администрации. Система вынуждена гасить его в «ручном режиме». Но в том и опасность, что если не реагировать на кризисы системно, а гасить их в «ручном режиме» индивидуально (хотя они очевидно имеют системную природу) — это накапливать социальную энтропию, угрозу устойчивости всей системы в целом.

Но с базовым противоречием существующей системы, власть поделать ничего не может, так как это грозит перенастройкой всей системы. Поэтому задача власти  всеми силами удержать стабильность системы, которая является обязательным условием существования нынешних хозяев жизни. Вот тут и включаются на полную мощность все технологии для промывки мозгов возмущенным дольщикам. Схемы «полоскания мозгов» нашего «пожарного расчета» известны давно, но так они продолжают успешно применяться, не грех о них напомнить еще раз на конкретном примере. Таким типичным для всего долевого строительства России примером, сегодня у нас будет один из дотационных регионов — Алтайский край.

СИЛА В ДВИЖЕНИИ, ДОЛЬЩИКИ, СТРОИТЕЛЬСТВО, ОБМАНУТЫЕ ДОЛЬЩИКИ, ДОЛГОСТРОЙ, ФИНАНСИРОВАНИЕ, ЖСК, КОНСТРУКТИВНЫЙ ДИАЛОГ, ГОСУДАРСТВО,Правительство области держит вопрос с обманутыми дольщиками на контроле. Периодически в кабинете у губернатора Александра Козлова проходят совещания с повесткой «Недострой!». Возродили в амурском «белом доме» и работу межведомственной рабочей группы по мониторингу за соблюдением законодательства в сфере жилищного строительства, которая была создана три года назад. — В эту комиссию (автор ее назвал пожарным расчетом), вошли представители всех заинтересованных структур, в том числе и правоохранительных, надзорных органов. Но самое главное, — подчеркивает заместитель председателя правительства Дмитрий Тетенькин, курирующий вопросы строительной отрасли, — сегодня выстроен диалог с инициативными группами дольщиков по тем строительным компаниям, которые находятся в сложном положении.

Заметьте, это действительно самое главное. Так как только, работая напрямую с охмуряемым тобой клиентом, можно держать ситуацию на контроле.

Как это работает. Да очень просто и самое главное, весьма эффективно. Ведь разрабатывались эти схемы гашения социального протеста самим государством с привлечением лучших высокооплачиваемых специалистов. Да и кто из олигархов и финансовых групп, успешно осуществляющих грабеж страны, пожалеет денег за собственное спокойствие и возможность безнаказанно «доить» население и дальше.

 Наша задача — чтобы те компании, которые взяли на себя обязательства по завершению строительства, привлекли все свои активы, а если необходимо, то личные сбережения и личное имущество, — считает зампред. — Ведь многое, наверное, приобреталось в свое время из доходных источников, которые были получены путем привлечения и средств граждан в том числе. Все возможные источники, которые определены законом РФ, должны быть направлены на завершение объектов строительства. Если этих средств не хватит, тогда нужно корректировать требования кредиторов. Кроме так называемых прямых требований, есть еще пени, штрафы, неустойки, а это большие суммы. Граждане тоже должны подумать, что им выгоднее: получить жилье или получить денежный эквивалент этого жилья. У нас были случаи, когда дольщики соглашались дофинансировать те квадратные метры, которые они приобрели в долевом участии. Каждый конкретно случай надо рассматривать индивидуально.

Зампред привел пример с компанией «СтройТехинвест-XXI». Когда застройщик начинал долевое строительство в Чигирях, то привлекал средства граждан по цене 20—25 рублей за квадратный метр, хотя среднерыночная цена «квадрата» на тот период была уже 30—35 рублей.

— Это тоже надо брать во внимание. Если граждане на общем собрании кредиторов примут решение об участии в оздоровлении финансовой ситуации застройщика, то, наверное, придется рассматривать возможность о дополнительном софинансировании объектов. Но последнее слово за кредиторами, — подчеркнул Тетенькин. — Все проблемы дольщиков будут решаться в рамках норм, установленных законом о банкротстве.

111111-2Ну и как вам красота развода? Ни одного конкретного предложения с обозначенными по пунктам вариантами решений. И главное, назначенным за исполнение поставленных четких задач, ответственным лицом, с которого могут спросить как начальство так и сами потерпевшие. Не говоря уже о прописанной мере ответственности, при не исполнении работы в срок. Все сказанное проходит под лозунгом: за все хорошее против всего плохого. И эта пустая шарманка под названием  «диалог с инициативными группами дольщиков» крутится как заезженная пластинка годами. Мало того, потерпевшие убеждены и совершенно искренне верят в то, что власти пытаются им помочь, прикладывая для этого массу усилий, которые по какой-то причине заканчиваются ничем. А почему они в это верят? И тут все просто. Ведь с ними власти ведут диалог. Охмуряемый клиент находится под постоянным контролем. А для этого что необходимо? Необходимо создать у внушаемого иллюзию сопричастности с его проблемами. В нашем случае, иллюзию единения власти с нуждами и бедами обманутых дольщиков. И работает это только в том случае, если клиент идет с тобой на разговор. Все. Пошел на конструктивный диалог с администрацией, можешь забыть о победе со всеми вытекающими для обманутого дольщика проблемами. И власть может спать спокойно. Никакого тебе роста социальной напряженности. Все под контролем до тех пор пока продолжается диалог.

Александр Синьков, депутат Заксобрания области, гендиректор ЗАО «Амурстрой»: — У нас есть опыт решения проблем дольщиков фирмы «Россия», где сумма ущерба составляла около 2 миллиардов рублей. Тогда был принят закон области, чтобы профинансировать обманутых дольщиков. Хотя по закону государство не отвечает по обязательствам акционерного общества — такое гуманное решение было принято.

Представляете. Наша власть приняла гуманное решение к тем, кого она же ограбила, а потом пыталась запугать. Учитесь. Это после того, как людей натуральным образом выбивали ОМОНом из квартир в захваченном им долгострое. В 2004 году зимой по морозу, их выбрасывали с окон первого и второго этажей, одевали наручники, грузили в автозаки и везли в ИВС. Там 26 человек продержали сутки без воды и еды. Потом выгнали на улицу в четыре часа утра. Потому что к десяти должны были приехать столичные журналисты. Но народ этим не смогли запугать, а главное потерпевшие плюнули на конструктивный диалог, и пайщики еще три года продолжали активные протестные акции. До тех пор, пока не заставили наше государство проявить свой «гуманизм» на деле, выделив деньги на достройку домов без условий их возврата потерпевшими. Проще говоря, кризис возникший как обязательный итог противостояния, власть была вынуждена разрешать в «ручном режиме». СИЛА В ДВИЖЕНИИ, ДОЛЬЩИКИ, СТРОИТЕЛЬСТВО, ОБМАНУТЫЕ ДОЛЬЩИКИ, ДОЛГОСТРОЙ, ФИНАНСИРОВАНИЕ, ЖСК, КОНСТРУКТИВНЫЙ ДИАЛОГ, ГОСУДАРСТВО,

«Но сегодня в связи с кризисом ситуация в бюджете совершенно иная — приходится выкраивать каждую копейку даже на важнейшие социальные вопросы. Ситуация с достройкой объектов на контроле властей. Предприятия можно обанкротить — для застройщиков это будет выгодно, но тогда дольщики останутся не у дел. Правительство  для того и подключилось, чтобы этого не допустить.» Потерпевшим предлагают пожалеть власти, которые своим «мудрым» руководством довели страну до кризиса. При этом те, кто являются истинными виновниками создавшегося положения, почему-то, стали только богаче.

Представляете, застройщикам это будет выгодно, а государство, которое эту лазейку для них и придумало, старается «этого не допустить». Любому рационально мыслящему человеку очевидно, что банкротство никуда не денется. Застройщики только имущество и активы выведут, концы подчистят, чтобы не дай бог дольщикам ничего, реально ценного не досталось. И банкротство пойдет как по маслу. Но, потерпевшие будут уверены, что государство старалось именно для них, изо всех сил упиралось. Но не смогли власти, силенок не хватило. Бессовестный застройщик оказался сильнее всей государственной системы. Бэтмен, одним словом или вообще инопланетный «Чужой». Что ему это государство…

Тем более, что об этом сказал сам депутат по совместительству и застройщик. А уж он то врать не будет. Ведь народный избранник. Хоть и застройщик. Но избранник же депутат «народный». Вон, как чешет и не поперхнется. За народ радеет точно. Тут даже нет никаких сомнений. И вообще, если вы хотите, чтобы власть вам «помогла» решить вашу проблему, то главным условием является ваша вера. Вы сделали свой выбор — выбрали веру, в отличии от тех, кто сделал своим выбором противостояние и как результат  победу в достижении справедливости. Для вас такой результат стал недостижим, так что все что вам при вашем выборе необходимо  это крепить вашу веру, веру в чудо достройки, вопреки всему. Но, тут уж, кто какой выбор сделал, в итоге, то и получил.

Любые сомнения — грех, ослабляющий веру, подрывающий установку быть как все, в своем выборе пути. Сомнения могут вас довести до противостояния… и торжества справедливости. Но, пока собственные страхи для большинства обманутых дольщиков, сильнее. Именно благодаря им  народному страху перемен и неизвестности, которые они несут, а также существующей у большинства на подсознательном уровне веры в сакральность власти, какая бы плохая она не была, и держится пока нынешняя стабильность системы. Очевидно, что добровольно признать за народом право на субъектность власть не может это приведет к нежелательным для нее последствиям, ведь обманутые почувствуют себя людьми, как это уже произошло с теми, кто осознал себя свободным человеком, добившись от власти этого признания. Но сама по себе история этих противостояний, а главное частота возникновения таких конфликтов она весьма показательна. Любое землетрясение всегда предваряется слабыми (или не очень слабыми) предварительными толчками.

Задача правительства России — не решать проблемы, а излучать оптимизм и создавать впечатление. Ничего другого эта власть, создавать все равно, не в состоянии. Вопрос, вообще не в проблеме обманутых дольщиков как таковой, проблема в том, что хозяева жизни и угодливая перед ними власть живут в мире, в котором народ — просто элемент пейзажа, а элементом можно легко манипулировать. Технологии такого уровня крайне примитивны, но они работают. Правда, в то же время работают и процессы развития общества, которые людским технологиям неподвластны, а значит пока удерживаемая государством стабильность — явление временное…

HP1MG2IbMjoЕсли на стройке рабочие занимаются чем бог на душу положит, а руководство попросту забило на нее, то нелепо ожидать, что получится что-то путное. Или построят дом, у которого, как в Екатеринбурге отвалится часть фасада и раздавит несколько машин, по счастливой случайности обойдясь без человеческих жертв, или появится очередной недострой как в Саратове или Новосибирске, где потом разобьются на смерть дети. И кто в таком случае виноват? Руководитель стройки, а кто еще. Это он непонятно чем занимался, а не своими обязанностями не выстраиванием строительного процесса, а кутежами по ресторанам. Понятно, что отвечать не хочется. И понятно, что это не он виноват, а внешние обстоятельства — пьяные рабочие, некачественный цемент, погода или конкуренты. Но проблемы, создаваемые такой негодной работой руководителей избавленных от ответственности, копятся и перерастают в кризисы. Они всегда локальные, а потому пока их удается купировать в «ручном режиме». Но когда некому отвечать за каждый такой кризис  результат для руководителя, в итоге, всегда один. Хотя ему не то что отвечать, думать об этом не хочется. Ведь сегодня он хозяин жизни и ему кажется, что так будет всегда.

Что значит: «ситуация находится на контроле»?: 2 комментария

  1. Внимание. О том, как оказала власть помощь потерпевшим участникам долевого строительства в г. Перми ул. Адмирала Ушакова 21. Напомню ситуацию. Застройщик- НФЗП ПАТРИОТЫ начал строительство 500 квартирного жилого дома. Руководитель организации Шевченко Дмитрий Янович при помощи вексельной схемы вывел 500 миллионов рублей на свои подставные фирмы, в последствии застройщик под грамотным руководством обанкротился. Государство простило долги застройщика и передало заброшенную стройку ЖСК. Законодательное собрание Пермского края выделило деньги ПАИЖК на достройку проблемного объекта. Дом достроили и теперь каждому дольщику, (независимо от полной оплаты за строительство первому застройщику) через суд Кировского района предъявлен иск о доплате по 18400 руб. за 1 кв.м. . Квартиры арестовывают независимо от единственное жильё или не единственное. В России готовится новый закон об изъятии единственного жилья.
    http://kaspyinfo.ru/alishnie-kvadraty-predlagajut-izymat-za-dolgi/

  2. Ситуация по Адмирала Ушакова 21 в г. Перми тоже находилась под контролем государства, в итоге после завершения строительства с участников долевого строительства затребовали за оказание помощи в 2,62 раза больше чем до того как люди создали ЖСК.
    Словосочетание «все под контролем» из уст государства в настоящее время означило только одно, жди подвоха, дальше следует арест жилья в строительстве которого государство оказывает помощь потерпевшим участникам строительства.
    http://zvzda.ru/interviews/18e46beac035

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *