Рубль и политика

Резкое и стремительное падение рубля, начавшееся в последние дни мая, не вызвало ни в обществе, ни в правящих кругах ощущения шока, подобного тому, которое наблюдалось в 2008. Скорее чувствовалось какое-то облегчение. Случилось неизбежное, то, чего все ждали и в чем, на самом деле были в глубине души давно уверены — «вторая волна» кризиса докатилась до России. Удивляться надо было не тому, что подобное произошло, а тому, что неминуемое событие случилось столь поздно.

Как известно, порой, лучше ужасный конец, чем ужас без конца. Постоянное ожидание нового кризисного удара, бесконечное балансирование на грани, неуверенность в завтрашнем дне при полной убежденности, что этот день будет хуже сегодняшнего, всё это утомило правящие круги ничуть не меньше, чем низы общества.

Функционеры Центрального Банка спокойно наблюдали падение национальной валюты, поскольку в глубине души давно уже философски смирились с этим. И всё же пассивность финансовых властей, не предпринявших серьезных мер для спасения рубля, имеет и другие, более веские причины. Девальвация случается не просто так, она вызвана падением цен на нефть, которая будет иметь далеко идущие стратегические последствия не только для экономической, но и для политической жизни России.

Девальвация удобна тем, что на фоне дешевеющей нефти дает правительству надежду всё-таки как-то свести концы с концами и выполнить бюджет. Чем меньше будет стоить рубль на деле, тем больше шансов, что все цифры сойдутся на бумаге. Социальные обязательства будут обеспечены, но не реальными финансовыми ресурсами, а обесценивающимися дензнаками.

Беда в том, что по мере развития кризиса рано или поздно обнаружится, что даже девальвация проблем правительства не решает. На протяжении целого года спекулятивно завышенная цена нефти поддерживалась инерцией американской «мягкой» финансовой политики. Попросту говоря, Соединенные Штаты печатали доллары, спекулянты вкладывали эти средства в нефть, а российские государственные мужи, получив нефтедоллары на свои счета, пытались с их помощью управлять страной.

Пытаясь свалить свои проблемы на злокозненную Америку, официальная пропаганда демонстрировала черную неблагодарность российских элит. Ведь именно и прежде всего на американской денежной политике и держались последние остатки российской «стабильности». Конечно, в Вашингтоне не ставили перед собой такой цели — укреплять власть Путина, как не стремились там и свергать или ослаблять его. Америке было просто не до нас. Надо было затыкать растущие дыры в федеральном бюджете и бюджете корпораций, расплачиваться с долгами, выполняя накопленные обязательства. Администрация Барака Обамы из последних сил пытается дотянуть до выборов, не срезая социальных расходов. Как и его коллега в России, хозяин Белого Дома пытается сохранить стабильность. 

Однако бесконечно печатать доллары Федеральная резервная система может лишь в воображении отечественных «патриотических» экономистов. Спекулятивная перекачка средств до определенного предела спасала положение, не давая свежим, пахнущим типографской краской долларам расползтись по всем уголкам Америки, провоцируя взрыв инфляции. Лишние деньги изымались из экономики, «связывались» нефтяным и некоторыми другими рынками. Предел наступил в тот момент, когда цены на топливо и другие виды сырья стали неподъемными для переживающих кризис экономик Старого Света. Западная Европа рухнула в рецессию раньше других, потянув за собой Китай, у которого неожиданно обнаружилось огромное количество нерешенных проблем.

Америка вынуждена наводить порядок в собственных финансах, другого выхода нет. А это значит, что Федеральная резервная система перестает субсидировать политику Путина и Медведева своим печатным станком. Политические последствия предсказать нетрудно.

Вопрос уже не в том, на каком уровне стабилизируются нефть и рубль, когда и как цены достигнут вожделенного «дна». Ситуация изменилась качественно, пройдена ещё одна точка невозврата. Политический кризис в России разразился ещё до того, как власть исчерпала имеющиеся у неё ресурсы для поддержания стабильности. Его не удалось обуздать ни проведением президентских выборов, ни политическими репрессиями. На сей раз правительству и администрации президента приходится иметь дело одновременно с несколькими кризисами, развивающимися одновременно и подпитывая друг друга. Противостояние с оппозицией дополняется углубляющимся бюджетным кризисом и потерей управления над социальными процессами.

Обещая народу всевозможные благодеяния в случае избрания правильного президента, власть отнюдь не была неискренней. Другое дело, что сообщала она нам лишь половину правды, заранее готовясь соединить щедрость социальной благотворительности по отношению к отдельным группам граждан с продолжением жесткого неолиберального курса по отношению к «социальному сектору» в целом. Денежные подачки наиболее ущемленным слоям общества должны были компенсировать структурные меры, бьющие по этим же слоям. Социальная программа Путина была чем-то вроде анестезии для организма, над которым безграмотные хирурги проделывают в коммерческих целях операцию по изъятию «лишних» органов. На данный момент, однако, возникают трудности с анестезией, операцию же никто не отменял. Если только её не отменит сам пациент.

Политический кризис обретает социальное измерение. Это сознают все — и власть, и либеральная оппозиция. Неизвестно только, кто больше боится подобного поворота событий. Между тем повестка дня левых остается прежней. Мы выступали против антисоциальных реформ, намеченных на нынешнее лето. И мы продолжим борьбу против них теперь, когда пагубность этих реформ становится очевидной многим из тех, кто ещё вчера не понимал о чем идет речь.

Наша задача состоит не в том, чтобы бессмысленно повторять вслед за крикунами Болотной площади лозунг «Россия без Путина!» — мы должны спокойно и последовательно разъяснять людям губительность для России всего проводимого курса, всей существующей системы. Либеральный идеал «России без Путина», это страна где изменится только фамилия президента, а всё прочее останется по-старому. Наша же цель не сменить президента, а изменить страну. И мы твердо уверены, что эта задача осуществима. Потому что прежней наша страна всё равно уже не будет. Ни с Путиным, ни без него.

 Автор: Михаил Делягин.

Рубль и политика: Один комментарий

  1. Заголовок: Анекдот в тему ответить

    Анекдот в тему ( не мое):
    Начальник сегодня приехал на работу, на новом, «очень хорошем» BMW.
    — Хороший автомобиль — я сказал, когда он вышел.
    — Ну — сказал он, заметив мои восхищенные взгляды — Трудись, не покладая рук и не жалея времени, и в следушем году у меня будет тачка ещё круче.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *