Уфа. Череда одиночных пикетов обманутых дольщиков продолжается

xfTEwjMvfMcНа пикет вышли люди пострадавшие от деятельности ЗАО «Башинвестдом»

Дом в микрорайоне «Урал» под литером 13, который ЗАО «Башкирский инвестиционный дом» («Башинвестдом») должен был сдать еще в 2011 году, до сих пор не достроен. В отношении застройщика по иску ФНС возбуждено дело о банкротстве – на компании, согласно банку данных ФССП, висит около 100 млн рублей исполнительных производств. За «БИД» числятся еще два проблемных дома – литер 35 и литер 10. Деньги с будущих жильцов собраны, однако строительные работы не ведутся уже год. Власти и дольщики подозревают гендиректора «Башинвестдома» в нецелевом использовании денежных средств и в выводе активов из компании.

Компания уже 14 раз отодвигала сроки. Согласно последней информации на сайте застройщика, в связи с отсутствием коридора для прокладки инженерных коммуникаций и изменением техусловий, срок сдачи в эксплуатацию дома литер 13 перенесен на второй квартал 2017 года, а срок сдачи литера 35 – на четвертый квартал.

ЗАО «Башинвестдом» занимается возведением 6-ти объектов, которые строятся в микрорайоне «Урал». Дольщики 35-го литера пишут о многолетнем строительстве их будущего дома, которое ограничилось лишь котлованом. Возведение литера, по утверждениям будущих жильцов, идёт крайне медленно. Скорее всего, это только создание видимости строительства. На форумах дольщиков других объектов этой компании пользователи менее активны. Вероятно, что другие литеры находятся в аналогичных ситуациях. Причина тому – долги «Башкирского инвестиционного дома».

Сугробы среди частного сектора без малейших признаков строительства – в апреле 2016 года здесь должен был стоять многоэтажный дом. Несколько десятков семей 2-3 года назад купили квартиры в будущем доме на улице С. Перовской, 10. По факту – на землю у застройщика до сих пор нет разрешения, частный сектор не расселен, а на месте высотки нет даже фундамента.

Уфимка Наталья Яковлева купила однокомнатную квартиру в 2013 году. «Была очень хорошая реклама этого жилого комплекса, меня она сразу привлекла, – вспоминает Наталья Яковлева. – Да и цена приемлемая, не то что в готовом доме, и район хороший».

Когда стало понятно, как говорит Наталья, на стройке «конь не валялся», она забила тревогу и стала искать таких же членов кооператива, как и она сама. Постепенно образовалась небольшая инициативная группа, которая постоянно находится со строительной компанией на связи и выслушивает обещания застройщика, которые так и остаются одними словами. Евгения Пучкина рассказывает, что приходит в офис к застройщику постоянно, спрашивает новости, которые, как обычно, не радостные. Что ей делать дальше, она не понимает

На заседании межведомственной комиссии 31 мая 2016 года представители «Башинвестдома» заявили, что литер 13 готов на 80%. Однако к дому не подведены коммуникации, нет отопления, воды, электричества, не вставлены окна и двери, нет внешней и внутренней отделки. При этом выкуплено 56 квартир из 57-ми. Всего за застройщиком числятся три проблемных дома. Готовность литера 35 оценена в 40%, из 144 квартир продано 126, а у литера 10 даже не заложен фундамент, но деньги на него активно собираются, утверждает член инициативной группы литера 13 Камилла Зайнуллина (имя изменено).

По ее словам, часть средств дольщиков литера 13 застройщик направил на достройку двух других домов микрорайона. Еще одна дольщица Анна Князева говорит, что этими деньгами гендиректор «Башинвестдома» Игорь Аминов погасил свой бюджетный кредит – якобы об этом рассказал он сам на одной из встреч с будущими жильцами.

«Мы очнулись только в тот момент, когда на нашего застройщика было заведено банкротное дело, — говорит Зайнуллина. — Уже год, как строительство не ведется. Все шесть лет Аминов кормил нас обещаниями, а движения не было. Стройка стоит, объект неохраняемый, из литера 13 уже начали выносить проводку. Внутри дома живут бомжи, они ловят голубей и едят их».

Камилла Зайнуллина покупала однокомнатную квартиру для своих родителей, которые живут в Белебее. Как рассказывает дольщица, ее 66-летняя мама хотела переехать в Уфу, где медицина доступнее, и есть вся инфраструктура.

Анна Князева купила квартиру в литере 13 еще в 2011 году. Тогда у нее был один ребенок, сегодня детей уже двое. Так как дом до сих пор не готов, они с мужем вынуждены жить с родителями.

Игорь Аминов от встреч с дольщиками отказывается, говорит Князева. Руководство «Башинвестдома» даже выпустило приказ, в котором установила для них правила: больше восьми человек не собираться, большие собрания проводятся только раз в месяц, индивидуальный прием дольщиков проводится только по средам с 14.00 до 15.00 по предварительной записи, при этом выдан телефон, по которому никто не отвечает. Зачем ходить в офис застройщика выслушивать пустые обещания, если все очевидно — совершенно не понятно?

Давно обманутые дольщики, которые, как они говорят «очнулись» лишь после того, как застройщик ушел в процедуру банкротства, подозревают застройщика в нецелевом использовании денежных средств и в выводе активов из компании. Но, подозревать они могут всю оставшуюся жизнь, а суд рассматривает только документы, а не подозрения. Вот по документам, которые предоставляет сам коммерсант-застройщик, у него все в полном порядке. Суд не имеет права ему не верить, пока не доказано обратное. Кто это будет делать и как это делается, потерпевшие понятия не имеют, а обратиться к тем, кто такими вопросами занимается — не желают, ведь им придется платить. Учитывая такую позицию обманутых, застройщику переживать не о чем Он имеет все шансы уйти от ответственности по закону — через процедуру банкротства, оставив дольщиков с их хотелками и полным непониманием происходящего, ни с чем.

Ведь, если бизнес трещит по швам или есть основания полагать, что долго он не протянет и спасения нет, а в данной ситуации это уже давно очевидно, то банкротство — единственно законный способ сложить с себя обязательства и ответственность при неисполненных договорах и многомиллионных или нередко и многомиллиардных долгах. Практика свидетельствует о том, что в период банкротства или по его окончании руководителям и собственникам организаций уже не предъявляются обвинения в преступных растратах или нецелевом использовании денежных средств, тем более в мошенничестве. Уголовная и гражданская ответственность снимаются.

«Нам интересно, каким образом Игорь Аминов выводил активы из «Башинвестдома». Неоднократно обращались в прокуратуру республики. Нам ответили, что нецелевого использования средств не выявлено. А куда тогда ушли наши деньги?»  – спрашивает Зайнуллина. Хотя и тут нет ничего чудесного. Прокуратура, как и суд проверяет документы, которые предоставляет ей застройщик. По документам у Игоря Аминова все хорошо. Чтобы доказать, что это не так необходимо проводить определенные узкопрофессиональные действия, которые также являются платными. Понятно, что если потерпевшие, этого сделать не могут или не желают, то им остается лишь разводить руками и удивляться происходящему.

Сценарий будущего банкротства почти всегда предопределен, благодаря объективным и намного реже субъективным причинам, в которых с трудом разберутся лишь не многие профессионалы. Сам сценарий этой длительной процедуры отличается лишь некоторыми индивидуальными особенностями, которые, впрочем, несущественны, так как на общую картину не влияют.

С банкрота, обычно,  брать нечего, так как застройщик готовится к предстоящему банкротству всегда заранее и не один год. Активы застройщика-банкрота предварительно выводятся, счета обнуляются, имущество переписывается на родственников или аффилированные фирмы.  Естественно, что дольщики, чьими деньгами распоряжается застройщик, не имеют понятия, что происходит с их денежными средствами на самом деле.

Поэтому компенсировать претензии кредиторов, в число которых входят и обманутые участники строительства, нечем. Очевидно, что  для дольщика или пайщика, который сидит и ждет исполнения обещаний застройщика, банкротство начинается неожиданно.

В результате итог закономерен:  обманутые дольщики остаются с решением суда, которое по закону свидетельствует, что их права удовлетворены. А раз так, то повторно подавать какие-либо претензии они не имеют больше права.

Процедура банкротства застройщиков длится не один год. Обычно 3-5 и более лет.

Чтобы изолировать испуганных и ничего не понимающих дольщиков от прогнозируемого течения процедуры банкротства, подключается административный ресурс. Проще говоря, те кто в доле.

Их задача направить «броуновское движение» участников строительства (кредиторов) в необходимое застройщику русло. Способы отвлечения внимания от реально существующего положения дел известны. А именно:  начинается пора обещаний, конструктивных встреч, диалогов и переговоров.  Обманутым будут обещать, что новый застройщик, то бишь инвестор, построит им квартиры. Главному вопросу, откуда возьмется этот инвестор-волшебник и на какие средства будет продолжена стройка  внимание не уделяется. Эта тема игнорируется. Чиновник, в этом случае делает глубокомысленный вид, говорящий о том, что начальство знает всё и лишние вопросы здесь не уместны. Поэтому, как итог, участники строительства, получив очередную порцию «лапши и вермишели» на уши, уходят успокоенные в свое съемное жилье до следующего «конструктивного диалога». Время идет, череда заседаний в арбитражном суде сменяет одна другую. Зима сменяет лето. Обещания сменяют другие обещания. Разобраться в потоке юридической информации дольщики, по определению, не могут.

А то, что потерпевшие периодически ходят на какие-то встречи, проводят пикеты, пишут жалобы, выслушивают новые обещания, как застройщика, так и чиновников, на процесс продолжающего обмана, совершенно никак не влияет. Жизнь идет своим чередом, пока потерпевшие продолжают пребывать в иллюзии, что они занимаются реальным делом, разрабатывают какие-то коммерческие проекты, высчитывают инвестиционную привлекательность, ведут поиски застройщиков и т. п. и т. д. Все эти действия, как им кажется, позволят добиться получения обещанных застройщиком квартир. Проблема лишь в том, что новые квартиры нужны простым соинвесторам и совершенно не интересуют ни коммерсанта-застройщика, ни тех чиновников, кто представляет его интересы. Вот у них с жилищным вопросом обычно все нормально и никто из них от такой проблемы не страдает. Им интересна выгода, которую все участники этого мероприятия могут получить от дольщиков, оставив их ни с чем.Коррупция

И тут. Совершенно неожиданно, правда, как всегда, только для дольщиков, по итогам процедуры конкурсного производства, конкурсный управляющий, играющий за команду застройщика, направляет  в суд ходатайство о завершении конкурсного производства.

Пока дольщики сидели ждали или пребывая в собственных иллюзиях, застройщик активно участвовал в процессе со своими юристами и заинтересованным им же конкурсным управляющим. Коммерсант в это время не сидел, жизнь у него бурлила, в отличие от участников строительства, он активно решал вопросы в свою пользу. Тем более, что  поле для его успешной деятельности расчистили все те, кто в доле. А  у дольщиков, обычно, нет в команде профессионалов, которые могли подсказать им  как правильно действовать в этой сложной для них ситуации.

Как следствие, в процедуре банкротства, бизнесмен-застройщик состязается сам с собой. Ведь судебный процесс состязательный между ответчиком и истцом. А если ты состязаешься сам с собой, то совершенно закономерно, что победа будет за тобой. И судья тут ничего сделать не сможет, как бы он этого не хотел, ведь иных доводов, кроме доводов одной стороны, для вынесения решения по делу, у него нет. Все просто, как это всегда в реальной жизни происходит. Одна сторона, в данном случае обманутые дольщики, сидит ждет, что все как-нибудь само решится, уверив себя, что закон работает сам по себе, а чиновники говорят им всю правду и она соответствует их хотелкам. А вторая сторона, в данном случае застройщик, для которого поле деятельности расчищено и ему никто не мешает, активно решает свои коммерческие задачи.

В результате должник-застройщик законно избегает ответственности за не исполненные обязательства, а процедура банкротства позволяет ему ещё и заработать. В этом нет ничего удивительного, ведь сама процедура банкротства чрезвычайно сложный процесс, в котором могут разобраться не многие юристы. А уж повернуть процедуру к выгоде клиента могут лишь настоящие профессионалы, которые, как известно, товар штучный.

Дольщики заранее уверив себя, что все бесполезно, ведь профессионал, даже если согласится, бесплатно работать не будет. А они и так потерпевшие, все деньги отдали застройщику, то есть у них установлена мотивация не бизнесмена, а потребителя. Эта мотивация постоянно поддерживается СМИ, представляющих интересы заинтересованной стороны, то есть бизнеса и, соответственно государства, призванного стоять на страже капиталиста.

Поэтому им в голову не приходит обратиться к тем, кто такие задачи решает по роду своей деятельности. Не хватало им еще тратиться на каких-то профессионалов, уверены потерпевшие. Само как-нибудь все решится. Вот это само, при таких изначальных данных, решается абсолютно прогнозируемо и в пользу того, кто не сидел, а действовал, не жалея денег на грамотных специалистов. Ведь это бизнес, а живем мы в капиталистическом обществе, где тебе никто не поможет, кроме тебя самого.

Сам застройщик это прекрасно уяснил, в отличие от обманутых дольщиков, которых уверили, что они пришли на рынок покупать себе квартиру. По их мнению, они не бизнесмены и биться им ни за что не надо. (Борьбу ради борьбы, а также жалобы и крики о помощи во все инстанции мы тут не рассматриваем, так как сам по себе этот бег по установленному кругу ни на что не влияет и является делом бесперспективным, призванным лишь утомить и морально сломать самих обманутых). Покупатели обещаний жилья —  потребители и их в этом уверили. (Что такое потребитель, как он появился и стал им?) Поэтому, по их представлениям, раз они заплатили деньги, они должны получить товар.

Но, это их мнение, точнее иллюзия в которой они продолжают находиться, а навязано она им существующими стереотипами, не позволяющими увидеть реальной картины происходящего. Стоит ли удивляться, что когда на стройке появляются проблемы и начинается бесконечный перенос сроков сдачи дома, у дольщиков в голове происходит «сбой программы». Стереотипы и иллюзии, которыми они живут, не совпадают с реалиями жизни. Естественная реакция, когда ломаются навязанные стереотипы — страх. Потерпевшие впадают в панику, а там уж грамотный бизнесмен берет их тепленькими.

Тут уж удивляться тому, что обманутых дольщиков обманывают постоянно, как видите, не приходится. Дирижируй только умело этой паникой и отсутствием понимания у уже обманутых людей —  и ты будешь получать с этого постоянные дивиденды. На самом  деле, участники строительства  тоже бизнесмены, хочется им этого или нет, понимают они это или нет. Так как своими деньгами  они участвуют в бизнесе, соответственно и вести себя должны, как бизнесмены, а не покупатели или потребители. Но это изначально не возможно, по определению. Не зря  социологи уже давно установили, что успешно заниматься бизнесом способны не более 1,5 -2% взрослого населения. Именно эти вопросы и решают профессионалы. Этим и объясняются реальные результаты их работы. Но девелоперам и лоббирующим их интересы чиновникам, не выгодно такое положение вещей. Ведь при подключении специалистов по решению вопроса с проблемной площадкой, проблема разрешается. А значит рушится вся схема по беспрепятственному сохранению выведенных с объекта средств и активов. Проще говоря, деньги уже положенные в карман и распределенные между теми, кто в доле, приходится возвращать в строительство. Не допустить этого стремятся всеми силами, как сам застройщик, так и заинтересованные чиновники.

Даже сама процедура банкротства подтверждает тезис о том, что независимо от желания дольщика, ему придется играть по правилам бизнеса. А не понимание или не желание признавать объективную реальность приводит к полному отсутствию таких желаемых обманутыми дольщаками результатов. Ведь то же банкротство изначально является спором двух или нескольких хозяйствующих субъектов, ведущих свой бизнес. В нашем же случае, бизнес ведет застройщик и его кредиторы, к которым относятся и дольщики. Но, так как они убеждены, что  бизнес не ведут, а являются просто покупателями нового жилья, то  вести себя как бизнесмены не в состоянии. Вот и получается, что  обман в долёвке  заложен изначально и с согласия государства. И этот обман урегулировать нельзя никакими законами. Этот факт подтверждает неизменная статистика на протяжении десятков лет, фиксирующая наличие постоянно растущего класса обманутых дольщиков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *