Екатеринбург. Практическое пособие по выведению активов

news1449111755

Важное для простых жителей Верхней Пышмы предприятие сначала хотели разрушить, но позже просто вывели имущество

В медной столице Урала разворачивается детективная история с одним из главных предприятий города, долгие годы кормившим пышминцев и их соседей. Из муниципалитета исчез хлебокомбинат.

Одно из старейших и некогда процветающих предприятий медной столицы Урала — Верхнепышминский хлебокомбинат — начал работу еще в 1950 году. Завод успешно прошел даже лихие 90-е. В 2000-х его признавали лучшим в отрасли, а его продукция — хлеб булки, пирожные, торты и основа для кваса — не раз становилась лучшей на конкурсах. ВПХК снабжал всю Пышму, Среднеуральск и поселки вкусным и дешевым хлебом, поставлял продукты в детсады, больницы, воинские части и столовые. Так продолжалось до 2014 года. У предприятия, конечно, имелись долги перед поставщиками, налоговой и особенно большие — по зарплате, но в целом ситуацию можно было назвать вполне стабильной.

То, что произошло дальше, объяснить не так уж сложно. Главный акционер предприятия Михаил Майрыгин (владеет более 80%), по всей видимости, решил не платить долги, «выйти в кэш» (получить максимальную прибыль), и одновременно оставить без доли миноритариев. Минорита́рный акционе́р (миноритарий) — акционер компании (физическое или юридическое лицо), размер пакета акций которого не позволяет ему напрямую участвовать в управлении компанией. Проще говоря, кому я должен — всем прощайте.

bba28305f16bc085d6d9536dcfe03f58_250x0_856-494-34-3Деньги Михаилу Майрыгину, по всей видимости, нужны на хорошие машины, мотоциклы и приключения. Да мало ли на что еще нужны деньги успешному деловому человеку
Фейсбук Михаила Майрыгина
По крайней мере именно такие выводы можно сделать из последовавшей цепочки событий.

В 2014 году вся недвижимость комбината, в том числе производственные и хозяйственные цеха и земельный участок площадью 1,7 га, по поручению Михаила Майрыгина, были проданы некоей Евгении Шварц. Сумма сделки — 10 млн рублей, примерно в шесть раз ниже рыночной. Из документов купли-продажи (есть в распоряжении редакции) следует, что производственное здание с двумя пристроями и кондитерским цехом, а также котельную (общая площадь — более полутора тысяч кв. м) Шварц купила за два миллиона рублей.

А здание магазина площадью 170,8 квадратных метров приобрела за миллион рублей.

Имущество продавалось в тот момент, когда на предприятии уже были долги. Но даже обозначенных в договоре 10 млн рублей от Евгении Шварц предприятие не получило — деньги на расчетный счет OOO «ВПХК» так и не поступили. Более того, хлебокомбинат начал арендовать свое же имущество у Шварц за миллион рублей в месяц — конечно, платить ему было нечем, и сумма долга теперь была включена в реестр требований кредиторов.

«В результате совершенных сделок имущество ООО «ВПХК», необходимое для ведения хозяйственной деятельности, было продано. Это фактически привело к прекращению работы и явилось причиной для возбуждения в отношении общества дела о банкротстве», — поясняет арбитражный управляющий Нурлан Мирзоев. Он уже обратился в Арбитражный суд Свердловской области с требованием признать сделки недействительными.

d518edcf5fc65e8a682a9a5c7f48c77e_250x0_539-308-283-0Евгения Шварц заявила, что ее не интересовал хлебокомбинат. Она собиралась построить на его месте дома
Фотография. Социальные сети
Как выяснилось, Евгения Шварц — вовсе не чужой Михаилу Майрыгину человек. Они оба являются совладельцами ООО «ГК Виктория» (у каждого по 25%), контрольный пакет которого принадлежит отцу Виктории — Борису Шварцу.

Сама Евгения Шварц не видит ничего предосудительного в том, что «купила» у партнера недвижимость. «Он просто хотел выйти из бизнеса, — заявила она «URA.Ru». — Я не собиралась заниматься хлебом. Меня не интересовало производство — меня интересовал земельный участок. Мы собирались там строить дома. Хотели снести весь производственный комплекс, перевести землю из одной категории в другую, но потом передумали». Нормальная логика бизнесмена. О которой еще в позапрошлом веке классик дал очень точную характеристику: «Обеспечте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы пойти, хотя бы под страхом виселицы». Сейчас мы с вами живем в стране, где такую психология принято считать совершенно нормальной и поддерживаемой государством.

Передумал, судя по всему, и Майрыгин. Спустя всего полгода после «покупки» недвижимости хлебокомбината Евгения Шварц продала это имущество его супруге — Татьяне Майрыгиной. Сумма сделки все та же — 10 млн рублей.

А буквально спустя несколько дней после подачи заявления о банкротстве ВПХК Татьяна Майрыгина перепродает купленные активы сторонней организации — это «Новая строительная компания» («НСК»).

«Такая сложная цепочка по перепродаже имущества из одних рук в другие нужна была для того, чтобы потом было тяжело оспорить сделку между Татьяной Майрыгиной и строительной компанией», — говорит источник «URA.Ru». — Формально «НСК» приобретала «чистый» актив, который прошел через цепочку сделок и никак не был связан с комбинатом». Таким образом, семья Майрыгиных избавилась от долгов и получила прибыль от продажи активов — порядка 60 млн рублей.

На эту сумму «НСК» передала Майрыгиной семь коттеджей в Екатеринбурге, которые сейчас продаются. Причем реализует их на рынке недвижимости Евгения Шварц.

Поставщики и работники хлебокомбината остались без денег (задолженность ВПХК перед кредиторами — около 37,6 млн руб., перед сотрудниками — около 1,7 млн руб.). В результате банкротства десятки людей оказались без средств к существованию, в том числе молодые мамы, инвалиды и пенсионеры. За время конкурсного производства арбитражному управляющему удалось погасить задолженность по текущей зарплате и выплатить всего около 347 тысяч рублей. Расплатиться по остальным долгам, в том числе и погасить реестровую задолженность по зарплате размером в 1,2 миллиона рублей, хлебокомбинату оказалось нечем.

«В настоящее время я как арбитражный управляющий в судебном порядке оспариваю сомнительные сделки по незаконному выводу имущества, — пояснил Нурлан Мирзоев «URA.Ru». — В случае, если суд примет мою позицию, ВПХК сможет не только расплатиться с долгами».

По данным «URA.Ru», в том случае, если имущество будет возвращено, миноритарии завода, которые в этой истории также находятся в статусе пострадавших, хотели бы возобновить производство хлеба.

Стоит отметить, что скандал вокруг Верхнепышминского хлебокомбината не первый, в котором оказалась замешана семья Шварц. Так, летом этого года Бориса Шварца заподозрили в использовании серых финансовых схем при строительстве многоквартирного дома. В настоящий момент его компания — ГК «Виктория» — также проходит процедуру банкротства.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *