Валютные ипотечники объявили голодовку в главном офисе банка ВТБ

12778678_526324300881723_945789899928029743_o

Ситуация с валютными ипотечными кредитами станет если не хрестоматийным примером учебника по оценке финансовых рисков, то, по крайней мере, ярким символом новой экономической реальности наступившей в России.

Рассуждать о проблемах валютных заемщиков равнодушно почти невозможно, даже рациональные и совершенно казалось бы равнодушные к судьбам заемщиков банкиры после продолжительной беседы признаются, что выселять людей жалко, а принятие решений о судьбе неплательщиков – это «очень сложная» работа.

Шестеро валютных ипотечных заемщиков ВТБ24 голодают в башне «Федерация» с 15.00 мск 3 августа. Об этом рассказала РБК одна из участниц акции Ирина Вострикова. «Неделю назад мы писали письмо на имя главы ВТБ Андрея Костина с просьбой о встрече с топ- менеджментом банка для решения вопроса с ипотекой. Встреча так и не состоялась, предложенные ранее банком меры по урегулированию вопроса нас не устраивают», — сказала Вострикова.

Она добавила, что активисты собираются переночевать в башне, несмотря на то что «сотрудники банка ведут с нами себя агрессивно, приезжало уже несколько нарядов полиции».

160524133445_mortgage_protests_russia_624x415_afp_nocredit

РБК пишет со ссылкой на одну из клиенток ВТБ 24 Любовь Юхтенко о том, что ипотечники добиваются встречи с первым зампредом ВТБ Василием Титовым. По словам Юхтенко, группа еще 19 апреля отправила Титову письмо, в котором просила решить вопрос реструктуризации ипотеки. Ответа ипотечники еще не получили.

При этом в сообщении группы «Всероссийское движение валютных заемщиков» в «Фейсбуке» говорится, что активистов заперли в банке.

«Людей всячески пытались выгнать, но потом заблокировали турникеты и вызвали полицию. Полиция решила не раздувать это дело и уехала, а заемщиков заперли в здании без воды», — утверждают активисты.

По данным ВТБ, в настоящий момент в ВТБ24 обслуживается 12,5 тысячи ипотечных заемщиков — это менее 1% от общего числа ипотечных клиентов банка. С начала прошлого года ВТБ24 реструктурировал уже более 2,5 тыс. валютных ипотечных кредитов, говорится в заявлении банка.

Артем Бочкарев — руководитель пресс-службы ВТБ24, где заемщики брали кредиты, — заявил, что банк не считает позицию протестующих продуктивной. «Клиент должен решать вопросы в индивидуальном порядке и именно с тем банком, с которым заключен договор», — пояснил Бочкарев.

В заявлении пресс-службы ВТБ24 говорится, что банк не рассматривает возможность конвертации задолженности по «льготному курсу». Банк предлагает клиентам программы реструктуризации долгов, которые предусматривают изменение ставки, срока кредита и предоставление различных отсрочек. Банк также рассматривает вариант отступного: в качестве погашения долга банк принимает квартиру. В пресс-службе уточнили, что каждый раз решение принимается в индивидуальном порядке.

Заемщики, взявшие кредиты в валюте и пострадавшие от девальвации рубля, в последние месяцы регулярно устраивают акции протеста в различных банках. Заемщики заявляют, что не могут выплачивать долги из-за роста курса валют и просят банки пересчитать кредиты по льготному курсу.

До девальвации рубля, которая произошла в 2014-2015 годах, ипотечные кредиты в валюте считались выгодными, так как ставки по ним были невысокими. Однако после девальвации рубля платежи по таким кредитам резко выросли, как и объем задолженности. Многие заемщики уже лишились квартир, причем часто их стоимость не покрывает общего размера кредита даже с учетом уже выплаченной части долга.

Львиная доля — почти 80% — валютных ипотечных ссуд в России приходится на начало 2000-х, когда экономика отличалась высокой долларизованностью: многие компании платили «серые» зарплаты в долларах, а банки имели доступ к дешевому валютному фондированию.

Главный аргумент валютных ипотечников – банки намеренно выдавали валютную ипотеку и отказывали в выдаче в рублевой. «Я брала кредит на 70 тысяч долларов в 2007 году по ставке 10,5%. К настоящему моменту выплатила большую часть процентов и 12 тысяч долларов основного долга, то есть в общей сложности примерно 70 тысяч долларов, и остаюсь должна еще 58 тысяч долларов. Платеж у меня составляет 700 долларов в месяц, сейчас по текущему курсу это неподъемная для меня сумма. Я одинокий родитель, у меня маленький ребенок. До апреля 2007 года Абсолют банк не выдавал рублевую ипотеку вообще, то есть я попала под долларовый вариант. И вариант был — либо брать валютную, либо ничего», — рассказывает свою историю заемщик Абсолют банка Галина Григорьева. По ее словам, «ДельтаКредит» также отказал ей тогда в выдаче рублевой ипотеки.

В кредитных организациях отмечают, что, действительно, были случаи, когда заемщик не соответствовал требованиям рублевой ипотеки, но проходил по условиям валютной. Это бизнес, а банк должен зарабатывать, а не переживать за выбор клиента. При этом банкиры считают, что клиенты зачастую сами делали выбор в пользу валютной ипотеки из-за низкой ставки и других более привлекательных условий. Так, при равной сумме ежемесячного платежа по долларовому кредиту клиент мог купить квартиру большей площади, чем за рубли.

«У клиента был выбор: взять рублевый кредит по большей ставке или долларовый по меньшей, но с учетом валютного риска. Конечно же, у заемщиков была разная мотивация для оформления ипотечного кредита в иностранной валюте: у кого-то была зарплата в долларах, либо в рублях, но «привязана» к курсу доллара. Других привлекала возможность получения долларового кредита по более низкой ставке», — говорит представитель банка «ДельтаКредит» Илья Александров.

«Основным мотивом людей при оформлении валютной ипотеки было желание купить конкретную квартиру. Люди видели цель и под эту цель выбирали средства. Все остальное  их совершенно не волновало. Заемщик хотел верить и верил, что так будет всегда и доллар расти не будет, а нефть и остальное сырье будут дороги до тех пор, пока он не рассчитается за квартиру. Понимая, что в рублях они не всегда выходили на необходимую сумму, соглашались на доллары. Также были среди клиентов люди, которые в те годы не имели «белых» доходов и не подходили под кредитную политику выдачи рублевых продуктов. По долларовому кредиту размер аннуитетного платежа был либо сравним с платежом по рублевому кредиту, либо на 10-15% ниже, но в то же время валютный позволял привлечь большую сумму», — пояснил директор департамента по работе с просроченной задолженностью Росбанка Игорь Шкляр.

Снежана Ярощук, которая выплачивает валютную ипотеку в «ДельтаКредите», не согласна с этим. «Разница между рублевой и валютной ипотекой на тот момент была незначительной. Это иллюзия, что ставка в валюте была гораздо выгоднее. Банкам на тот момент было выгодно «впаривать» исключительно валюту, так как валюта привлекалась на международных рынках под 2% годовых. Заемщикам у нас она продавалась под 10% годовых», — указывает она. Тем не менее, соглашаться с требованиями банка, даже если это и так, никто ее не заставлял.

Валютных ипотечных заемщиков можно условно поделить на две категории: «социальная» и «инвестиционная».

Согласно оценкам Банка России, количество заемщиков по валютным ипотечным кредитам за 2015 год снизилось на 22% и на февраль 2016 года составило 125 тысяч человек. По оценкам ЦБ, число так называемых «социальных» заемщиков, требующих индивидуального подхода и адресного решения проблемы, не превышает 20%.

Такой заемщик может рассчитывать на помощь со стороны государства. Он брал кредит на свое единственное жилье, имеет квартиру с небольшой площадью (однокомнатная — площадью до 45 квадратных метров, двухкомнатная – до 70 квадратных метров, трехкомнатная – до 84 квадратных метров).

На программу помощи ипотечным заемщикам, оказавшимся в сложной финансовой ситуации, правительство направило 4,5 миллиарда рублей. На помощь, не более 600 тысяч рублей, могут рассчитывать родители, имеющие хотя бы одного несовершеннолетнего ребенка, а также граждане, воспитывающие детей-инвалидов и ветераны боевых действий.

Такая господдержка решает проблемы далеко не всех ипотечников, но, тем не менее, востребована заемщиками и хоть и не многим, но как-то помогла продержаться.

Но и тут у всех разная ситуация. Есть те, у кого погашена значительная часть кредита, и те, у кого долг после девальвации рубля в несколько раз превышает стоимость квартиры.

«Среди валютных заемщиков есть те, кто доведен до отчаяния, и им надо помочь. Классический случай остронуждающихся заемщиков. Как правило, это владельцы однокомнатных квартир, площадь которых не превышает 40 квадратных метров, семья с двумя и более детьми либо родители-одиночки. У некоторых сложная ситуация со здоровьем или один из членов семьи утратил доход. Выплачивают кредит они на текущий момент уже примерно 5-7 лет», — описывает ситуацию Игорь Шкляр из Росбанка.

Логика таких заемщиков — они уже погасили полную стоимость квартиры, а в результате обвала рубля оказались должны еще две, поэтому банк должен пойти на уступки, рассказывает представитель одного из банков.

«При этом клиенты не понимают базовой финансовой арифметики, выплаченные проценты — это не чистый доход банка. Банк выплачивает процент по своим обязательствам, компенсирует свои операционные расходы, стоимость риска. И только сверху маржа банка, которая сейчас составляет примерно 0,5%. А по рефинансированным кредитам мы идем сознательно в минус, другого варианта нет», — говорит он.

Таким заемщикам не подходит ни пролонгация кредита, ни конвертация, и помощь АИЖК в 600 тысяч рублей – как капля в море. Преимущественно банки предлагают им «простить» долг полностью или частично, переписав квартиру на свой баланс. Некоторые предлагают затем оформить договор аренды на эту квартиру на один-два года за символическую плату, равную примерно расходам на коммунальные платежи.

«Немало случаев, когда долг клиента составляет 10 миллионов рублей, квартира стоит 5 миллионов. Естественно, человек не понимает, за что ему нужно столько переплачивать. То есть проблема часто даже не в том, что заемщик не может платить. Он просто не хочет этого делать», — отмечает представитель Райффайзенбанка.

Но все же большинство из них продолжают обслуживать кредит. «У трети наших валютных заемщиков сумма долга выше стоимости квартиры, но большинство из них продолжает платить. Далеко не все готовы терять квартиры, в которых прожили много лет. Многие рассчитывают на снижение курса доллара», — добавили в Райффайзенбанке.

«Надо продолжать платить в нескольких случаях. Во-первых, если зарплата позволяет обслуживать кредит, и платеж составляет не более 70-80% доходов. Во-вторых, если ожидаешь, что в перспективе двух лет у тебя повысится доход. Но нужно рефинансировать кредит в рубли, а не «продолжать игру в казино», выплачивая долг в валюте. Если доход равен сумме ежемесячного платежа по кредиту и перспектив роста зарплаты нет, то лучше продать квартиру. Конечно, это очень тяжелый вопрос, но рассчитывать на реальную помощь государства глупо, а в новой экономической реальности, на это нет ни малейшего шанса», — советует другой банкир, пожелавший остаться неизвестным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *