ИЛЛЮЗИЯ ЖИЗНИ, ИЛЛЮЗИЯ БОРЬБЫ…

i«Интернет, он не сближает. Это скопление одиночества. Мы вроде вместе, но каждый один. Иллюзия общения, иллюзия дружбы, иллюзия жизни…» Януш Леон Вишневский «Одиночество в сети». 

И это правда. Мы находим людей, общаемся с ними, строим планы. А что это? Это просто мечты и иллюзии. Мы не видим человека, мы не говорим с ним часами за кружечкой чая, видя его, смотря в глаза, не видим его жесты, не чувствуем его запах. Мы не можем прикоснуться к человеку, чтобы испытать его тепло. Мы рисуем человека, которого в реальном мире нет. Мы знаем только то, что сами представляем, общаемся, знакомимся, а что не достает, мы придумываем в нашем воображении сами. И какая к черту разница, схож оригинал или нет? Главное, этот человек становится для тебя идеальным в твоем виртуальном мире. Ты грезишь о нем, ты засыпаешь и видишь его перед глазами, ты просыпаешься и думаешь о нем. Первое, что тебе хочется сделать — это зайти в сеть и написать ему. Ты сидишь на учебе/работе и думаешь о нем. Ты идешь по городу с любимой музыкой в наушниках и думаешь о нем. 2330809004

Заменяя реальное общение виртуальным, мы обманываем сами себя. Больные души, ищущие любовь, ласку и отклик в сети, на самом деле еще больше усугубляют болезнь. Нет, не найти там настоящего. Не люди с вами переписываются, а всего лишь виртуальные образы. У каждого из них своя интернет-маска, только у кого-то тщательно продуманная и цельная, а у кого-то —  хаотично составленная, словно лоскутное одеяло. А как часто случаются ситуации недопонимания при переписке: без мимики, жестов, интонаций собеседника нередко воспринимаешь слова совершенно в другом контексте. И в те смутные минуты, когда нам кажется, что за этими сообщениями стоит что-то большое, нежели просто общение, останавливайте себя: интернет обладает удивительным свойством усиления всех вызываемых эмоций. Симпатия превращается в любовь, неприязнь в отвращение. Порой нам действительно проще о чем-то написать, чем сказать то же самое вслух, но это далеко не лучший повод переводить общение в виртуальное пространство.unnamed

В этой виртуальной реальности как в паутине барахтаются  и продолжают все больше запутываться многие обманутые дольщики. «Интернет и вот это всё» — это важнейший проводник сброса протестных и вообще «плохих» настроений в обществе. Можно развлечься и отвлечься от проблем, а можно поругать власть и успокоиться. Идеальный пример — обманутые дольщики, число которых начало потихоньку расти еще с начала 90-х, резко ускорившись после принятие государством в 2004 году ФЗ-214, который узаконил долевой бизнес и определил долю обманутых. Казалось бы с достижением миллионных показателей в армии обманутых дольщиков еще в 2012 году, борьба людей за справедливость, против узаконенного беззакония должна была захлестнуть страну и, как минимум, вынудить власти на отмену долевки. Ан нет. Очевидно, что уровень объема протестных настроений растет вместе с увеличением числа обманутых, а — самого протеста как не было, так и нет. Число уличных акций, в целом, не изменилось с 2004—06 года. Рост недовольства есть, он очевиден, но его можно увидеть лишь в виртуале. 44785744_303

Зато соцсети переполнены обсуждениями, угрозами, петициями, открытыми письмами, слезными прошениями, призывами к власти перестать издеваться, бесчисленными требованиями достроить недострой, стихами и историями о тяжелой жизни обманутого дольщика, советами и рекомендациями диванных аналитиков, рекламой скрытой и не очень, новостной пропагандой и предложениями юристов. Все это создаёт у участника виртуальной переписки иллюзию причастности к борьбе. При этом реальный рост числа проблемных площадок отображается и растет в виртуале интернета как на дрожжах. Занятно, рост протестных настроений в реальной жизни — не отображается никак, с протестом обманутых дольщиков, в целом тишь да гладь, с продолжающейся стабильной деградацией самого протеста. Конечно, интернет как неконтролируемое в диктатурах СМИ, способствует распространению неприятной информации. Но, с другой стороны — к ней уже выработался иммунитет. Например, все знают, что в РФ высокие чины врут безбожно, воруют просто катастрофически и обживаются за бугром. И что?! Ни на что — это не повлияло. Коррупция, несправедливость и экономические проблемы — вот главные претензии к нынешней власти. Накапливается усталость и раздражение, но все это недовольство осталось в виртуале интернет обсуждений.

А потому за семь с половиной лет, после появления в России миллионной армии обманутых дольщиков, изменения едва ли заметны: основной проблемой протеста сегодня, как и в 2011–2012 годах, остается отсутствие перспективного содержания и модели роста, и невозможность превращения во всероссийское протестное движение, уже в реальной жизни. В регионах пришедшие на смену одним губернаторам новые назначенцы, в столице обновленная Мосгордума, сменившееся федеральное правительство, по прежнему, беспрепятственно продолжает выполнять установки властей. Все это, несомненно, вызывает справедливое возмущение, но оно так и остается в виртуальном пространстве интернета.hjzOaje7S9k

Именно там сегодня проходит, если не жизнь, то виртуальная борьба большинства обманутых дольщиков, никак не влияя на изменения, которых потерпевшие ждут в реальной жизни. Кто-то ждет десятки лет, кто-то лишь несколько, но результат ожиданий одинаков для всех ждущих. С годами ситуация становится только хуже. Даже решившиеся на реальный протест немногочисленные протестующие возмущаются не сутью системы, а скорее ее видимыми производными — тем, что чиновники «зарвались..», «перешли границы», «совсем уже…», «не помогают и ничего для достройки не делают…», «обманутые дольщики устали ждать помощи». В таком недовольстве заложена предпосылка к тому, чтобы, «выпустив пар», вернуться к прежней жизни. Хотя реальная жизнь продолжает меняться и далеко не в лучшую сторону, и вернуться назад уже не возможно.

Тем не менее очередные банкротства застройщиков, ухудшения благосостояния большинства потерпевших от долевого строительства — способствуют формированию гражданской позиции у людей. Многие хотели бы сознательно и активно участвовать в решении проблемы с жильём, взяв ответственность за будущее себя и своих детей в собственные руки. Однако протест не становится реальной силой, которой так боятся власти. Организовать дольщиков, общаясь с ними исключительно в пространстве интернета, как показывает опыт такого общения, практически не возможно. Если мне нужно передать какую-то информацию человеку, я предпочитаю «точечный удар» — телефонный звонок. В этот момент у него меньше возможностей, чтобы тебе соврать или отказать, ведь надо сейчас же дать ответ. А ты можешь по голосу прочувствовать его настроение.t4eJ10Qld0I

Самоорганизация обманутых дольщиков происходит только там, где активисты готовы к личному общению и реальным контактам с коллегами по несчастью. Людям не предлагают ни программы, ни плана действий, ни лидеров, ни даже каких-либо среднесрочных целей. Но, не предлагая ничего, кроме посредственно организованного митинга или совершенно не внятного в информационном плане одиночного пикета людей, готовых на реальный протест, по большому счету, оставляют в рамках давней отечественной традиции — либо терпеть до конца, либо, когда предел терпения будет пройден, бунтовать, ничего не меняя по существу. И тут, как мы видим — происходит слив протестных настроений самих активистов, который фактически организуется посредством все того же интернета.

Если СМИ — это четвертая власть, то соцсети это ее плавное продолжение, если даже не пятая. В каждой эпохе есть соответствующий инструмент влияния на людей. В нашем веке им стали соцсети. Одна из целей соцсетей — как можно дольше удержать пользователя, используя для этого различные инструменты. Поэтому если вы заходите в соцсеть даже по рабочему вопросу, рискуете потратить больше времени, чем при звонке по телефону. В  то же время в социальных сетях (как и в целом в интернете), тебя постоянно догоняет контент, который добавляет тревожности в жизнь: негативные новости, жалобы «френдов», пугающие экономические прогнозы. Невольно спасаясь от постоянного негатива, люди создают иллюзию личности, социального статуса и достатка — это обман самих себя и окружающих. Социальные сети — это деградация личности. Люди хвалятся и показывают то, чего нет на самом деле. Они придумывают себе образы успешных людей, которые им навязывают те же соцсети. Берут в кредит телефоны, оплачивают отдых и развлечения, чтобы потом показать: «Смотрите, какой я непростой! Я не ем картошку с котлетами, я кушаю фуа гра и устриц».regnum_picture_153869503275529_normal

Большинство людей чаще всего не проверяют информацию, поэтому соцсети легко поселяют в людях страх и раздор. Не зря видимо психологи уверяют: социальные сети делают людей несчастными. Мы каждый день читаем посты о том, как наши друзья и знакомые путешествуют, создают семьи, добиваются головокружительных успехов. Человеку, который сравнивает себя с виртуальными товарищами, может показаться, что он — «самый несчастный в мире Карлсон». В его жизни ничего не происходит, у него нет идеальных фотографий, сказочных историй и удивительных путешествий. Такое сравнение сильно бьет по самооценке, заставляет нас чувствовать себя несчастными и завидовать окружающим. А ведь чем больше мы сидим в соцсетях, тем меньше шансов, что в нашей жизни произойдет что-то интересное. И уж точно свою судьбу изменить в лучшую сторону, так как нам того хочется, не сможем.4-8

 Немногие люди по настоящему свободны от соцсетей. Они воспринимают их как источник развлечения и информации, как способ связи, но отнюдь не как платформу для личной коммуникации. Они по-настоящему свободны. Как? Да просто вектор их внимания направлен за монитор, а не в него.

Смотреть дальше, видеть больше и наконец-то перестать жить в виртуальной реальности — вот они, лозунги сегодняшнего дня.
Автор: Анна Криндач, специально для «Сила в Движении»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *