Казань. Как получаются обманутые дольщики и кто в этом виноват? (Окончание)

19-768x511

Часть 15. Как банк перекладывает ответственность на «карманных» управляющих (Окончание, начало тут и тут)

Второе оправдание банка заключается в том, что он лишь подал на банкротство, а решает судьбу нежилых помещений конкурсный управляющий, которого назначает суд. «У «Тимер Банка» нет полномочий для принятия решений о продаже или непродаже помещений в ЖК «Миллениум сити», это вопрос конкурсного управляющего ООО «Маг-Строй». Он должен выявить конкурсную массу и направить ее на завершение строительства и по возможности на удовлетворение требований кредиторов», — заявил газете «БИЗНЕС Online» председатель правления банка Айрат Камалов.

Впрочем, из-под белой овечьей шкуры банка, снова местами проглядывает серая шерсть. В неспособность повлиять на конкурсного управляющего можно было бы поверить, если бы не череда странных совпадений.

Управляющим «Маг-Строй» стал член НП «Объединение арбитражных управляющих «Авангард» Алмаз Сабитов. Управляющим по делу ООО «Фон-Ривьера», банкротство которого инициировал также «Тимер Банк» стал представитель того же «Авангарда» Марат Шарипов. И этот же Марат Шарипов работает по банкротству двух фирм-прокладок «Тимер Банка», через которые прогонялись деньги по магстроевским проектам — ООО «Ресейлер» и ООО «Новатор-71».

Совпадением в выборе управляющих по делам «Тимер Банка» в отношении проблемных застройщиков, странности не заканчиваются. На совместных встречах дольщики не раз видели, как Сабитов свободно общается с представителями банка, в том числе и с его главой – Айратом Камаловым. И это неудивительно, ведь Сабитов работает и по другим делам банка. Например, он является конкурсным управляющим в банкротстве некоего ООО «Бизнес-Логистик», которое также инициировал «Тимер Банк». Но все-таки гораздо чаще он работает по делам, инициированным «Татфондбанком», контролирующим «Тимер Банк». Убедиться в этом легко, проверив карточку Сабитова в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

20Часть 16. Как банк оценил стоимость достройки в размере стоимости нового дома

«Тимер Банк» уверяет, что преследует лишь одну цель – достроить дом и поскорее предоставить людям жилье, как того требуют от него республиканские власти. Но денег на достройку нет. «Единственным источником формирования конкурсной массы в рамках банкротства „Маг-Строя“ для завершения строительства дома в квартале 68-м может быть продажа коммерческих площадей», — уверяет Айрат Камалов, председатель правления «Тимер Банка».

А денег, по версии банка, требуется много. Несмотря на то, что государственная экспертиза, которая должна оценить, что необходимо сделать для ввода дома в эксплуатацию и определить стоимость этих работ, еще не проведена, представители банка на встрече с дольщиками уже заявили о необходимости 450 млн рублей.

Согласно проектной декларации, опубликованной с изменениями от 31 октября 2013 года, общая стоимость первой башни в недостроенной половине «Миллениум сити» оценивалась в 225,6 млн рублей, второй – в 331,6. То есть полностью постройка 2 башен должна была обойтись в 557 млн рублей. И это по оценкам на осень 2013 года. Еще в 2015 году Аитов заявлял, что дома готовы на 97%, и нужно всего 60-70 млн рублей. На сколько можно верить словам Аитова, неизвестно, но в том, что огромная часть работ уже выполнена, можно убедиться воочию, просто заехав на стройку.

— Пусть даже со всеми необходимыми восстановительными работами и отделкой, можно говорить о 80-процентной готовности дома, — рассказывает дольщица Наталья Кукушкина, не понаслышке знающая проблемы стройки, — Пусть цены выросли, но разве на завершение работ нужна практически стоимость постройки дома с нуля?

21

Часть 17. Как банк решил заработать еще и на строительстве

За благородным стремлением «Тимер Банка» спасти дольщиков жилых помещений по просьбе руководства республики, стоит банальное желание выжать дополнительные средства из этих активов. Банк, уже заработавший на кредитах «Маг-Строю», продаже недвижимости и кредитах ее покупателям, решил заработать еще и на достройке.

Сейчас работы на «Миллениум сити» ведет некое ООО «РМСС». Дольщики уверены, что компания действует в интересах «Тимер Банка». Прямой связи с банком у этой строительной компании не прослеживается, но зато опять есть удивительное совпадение в людях. ООО «РМСС» на 50% принадлежит некоему Гиниятову Ильнару Айдаровичу. Он же является последним формальным владельцем ООО «Ресейлер» — той самой банковский фирмы-прокладки, через которую осуществлялись работы на «Миллениум сити» и продавались квартиры.

Более того, у «Тимер Банка» уже есть виды на все стройки Рашида Аитова. «Рашид Аитов, компании «Свей» и «Маг-Строй» — одни из наших крупнейших должников. Мы заинтересованы в том, чтобы дома были достроены. В этом случае мы можем рассчитывать на выплату долгов Аитова и связанных с ним компаний. Учитывая наш позитивный опыт по строительству корпуса 5 в квартале 71, мы готовы завершить и другие строительные объекты Аитова и его компаний. Для этого нам нужно, чтобы эти стройки были согласованы с государственными органами и были выданы соответствующие разрешения на строительство», — заявил газете «Реальное время» Айрат Камалов, председатель правления ПАО «Тимер Банк».

Что интересно, в справке «Информация о проблемных объектах долевого строительства, находящихся на контроле Министерства строительства РФ» указывается, что дома ЖК «Золотая середина» «планируется достраивать ПАО «Тимер Банк» за счет реализации активов ООО «Свей», ООО «Маг-Строй». Правоохранительными органами ведется поиск активов». Интересно, почему такой поиск не ведется никогда, когда это необходимо самим обманутым дольщикам? Возможно банк как-то смог заинтересовать следователей и оперативников или их руководство? Ну не станете же вы верить в политическую волю, на самом-то деле…

22

Часть 18. Как дольщиков отодвинули от их помещений физически

Пока о судьбе дома ведутся споры, банк активно действует на самой стройке. Во-первых, дольщикам оперативно перекрыли проход к их помещениям. Стройку охраняют бойцы ЧОП, которые не церемонятся с «нарушителями порядка», установленного самим же банком.

Для демонстрации своей активности властям ООО «РМСС» продолжает работать на доме, хотя экспертиза до сих пор не проведена, и неясно, какие работы требуется выполнить и во сколько их оценить. Например, никто не может ответить на вопрос, зачем понадобилось снимать облицовку здания и утеплитель, установленные буквально год назад. При этом через дорогу стоит дом – первая часть «Миллениум сити», на строительстве которого применялись те же технологии и те же материалы.

Но опаснее всего то, что «Тимер Банк» решил сделать внутри. Банк хочет продать все нежилые помещения побыстрее – одним лотом. Для этого он предлагает снести все перегородки, разделяющие помещения дольщиков. Сейчас представители банка говорят, что целесообразность сноса установит все та же экспертиза. Лукавство этих слов в том, что строительная экспертиза лишь отвечает на вопросы, поставленные заказчиком, эксперты сами не могут рекомендовать снос перегородок. Так как экспертизу заказал банк, он изначально включил вопросы о сносе перегородок в задание.

Фактически объединение помещений не только поможет банку продать помещения одним лотом, но и усложнит жизнь дольщикам. После сноса перегородок отстаивать свои права будет гораздо тяжелее: на месте не будет границ помещений.

23

Часть 19. Почему Татарстанский арбитраж не слышит дольщиков?

Поняв, что банку невыгодно договариваться с дольщиками-предпринимателями, люди попытались добиться справедливости в суде.

Несмотря на неопределенности в законодательстве, на практике отстоять свои права на нежилые недостроенные помещения можно. Арбитражи по всей России завалены исками дольщиков-предпринимателей. А в некоторых регионах на сайтах Росреестра или налоговой можно даже найти рекомендации, как защищать свою собственность в таких ситуациях.

Дольщики действуют тремя способами. Первый — добиться включения нежилой недвижимости в реестр требований о передаче жилых помещений, второй — добиться признания права собственности на объект незавершенного строительства. Но практика показывает, что арбитражи такие попытки не принимают. Никакие самые именитые адвокаты тут ничем помочь не могут. Не сработало это и в Татарстане. «В начале 2015 года мы обращались в суд с заявлением о признании собственности, потому что дом не достраивался, и у нас были опасения. Нам его одобрил районный суд. Мы нанимали известного адвоката и оплачивали его перелет из Москвы и обратно. А когда уже узнали, что обанкротился застройщик, мы подавали иск о включении в реестр, но нам отказывали», — жалуется Ольга Фомина.

Самый действенный способ — предъявить требования о передаче предусмотренного договором помещения после сдачи многоквартирного дома в эксплуатацию. Чаще всего таким способом удается отстоять свое имущество на объектах, в которых уже близок срок сдачи. И такая практика в других регионах уже есть. Но не в Татарстане.

Арбитражный суд РТ всякий раз на иски дольщиков составляет многостраничные определения, в которых долго разбирает особенности российского законодательства, объясняя, почему дольщики не имеют прав на свою недвижимость, но в итоге приходит к одному и тому же выводу: «в удовлетворении заявления об обязании передать в объекте незавершенного строительства после сдачи в эксплуатацию нежилые помещения, отказать». Все доводы о готовности объекта и скорой его сдаче суд просто отвергает, ссылаясь на то, что документальных подтверждений этому нет.

— Мы обращались в – Ново-Савиновский суд, и сейчас вот подаем в арбитражный суд, но там бесполезно все. В Арбитражном суде всем отказывают, никто еще не выиграл. Мы еще надеемся, что может районный суд как-то нашу сторону поддержит, признает, что мы имеем право требовать наши помещения, потому что дом почти достроен – 95% готовности. Закон на нашей стороне должен быть. Но не знаю, как это все сложится.

24

Часть 20. Дыра в законе приведет к мошенничеству?

В действительности, дыра в законе «О банкротстве» порождает юридическую коллизию.

«С одной стороны, закон не регулирует ситуацию с этими дольщиками, закон вообще не упоминает дольщиков нежилых помещений. Получается праворегулирование просто отсутствует. В этом случае мы смотрим общие нормы. Есть ГПК (Гражданский процессуальный кодекс РФ), который говорит, что споры между физическими и юридическими лицами рассматриваются в районном суде», — поясняет Сергей Сергеев, арбитражный управляющий заместитель председателя Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих.

Районные суды на основании договоров долевого участия, которые заключали дольщики нежилых помещений, встают на сторону именно дольщиков, справедливо полагая, что если есть договор, была произведена оплата, значит покупатель должен получить права на эту недвижимость.

— Любое юридическое лицо имеет обособленное имущество на своем балансе, если это имущество находится в долевой собственности, а в данном случае решения районных судов указывают на то, что дольщик получил долевую собственность. Это означает, что эти площади должны быть исключены из числа обособленного имущества юрлица, а значит и не входить в конкурсную массу. Если арбитражный управляющий выставит на торги долевую собственность, то ему придется за это отвечать. Это нарушение закона.

Интересно, что история «свеевских» домов уже знает случаи, когда людям пришлось отвечать за продажу долевого имущества. К слову, похожие эпизоды имеются и в уголовном деле Рашида Аитова. Но ни банк, ни арбитражного управляющего это не останавливает.

21

Часть 21. Что же власти?

Найти защиту дольщики пытались и у властей. Предприниматели обращались к бизнес-омбудсмену России Борису Титову в Москву, но в его аппарате посоветовали сначала решить вопрос вместе с республиканским защитником прав МСБ Тимуром Нагумановым. Нагуманов пообещал взять проблему в разработку. Однако никакого решения так и не последовало. Городские власти решать проблему дольщиков-предпринимателей фактически отказываются и на контакт не идут. Довести свою проблему до сведения Рустама Минниханова дольщики не смогли.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *